Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

127

примкнувши к защите, -- скандал и только повредит делу".

            В том же письме отец говорит о происходящем в зале суда:

            "Суд, по-прежнему, старается обелить воров и об­винить невинного. Дело до такой степени явно бес­стыдно, что даже удивительно, и нужно разве совер­шенно подобранный (лично и поименно) состав присяжных, чтобы обвинили Бейлиса" (К о p о л е н к о В. Г. Избранные письма, В 3 т. Т. 2. M., 1932, стр. 324-325.)

            Не имея возможности выступить защитником, он ра­ботал все время, как корреспондент. С 19 октября на­чали появляться его статьи о деле. Из них первая. "На Лукьяновке" была напечатана одновременно в трех газетах: "Киевской мысли", "Речи" и "Русских ве­домостях".

            Следующие корреспонденции из залы суда переда­вались по телеграфу в "Речь" и "Русские ведомости". Центральное место среди этих статей, вскрывавших всю глубину той "гнуснейшей подлости", по выражению отца, которая творилась в киевском суде, занимали две, напечатанные под одним заглавием "Господа присяж­ные заседатели" и заключавшие указания на противо­законный подбор присяжных.

            {251} Суд закончился 28 октября, на 34 день заседаний. Приговор был вынесен вечером.

            "Среди величайшего напряжения заканчивается де­ло Бейлиса,-- писал отец в статье "Присяжные отве­тили" (Статья опубликована 29 октября 1913 г. в газетах "Русские ведомости" и "Речь" (здесь под заглавием "Приговор").). -- Мимо суда прекращено всякое движение. Не пропускаются даже вагоны трамвая. На улицах -- на­ряды конной и пешей полиции. На четыре часа в Со­фийском соборе назначена с участием архиерея пани­хида по убиенном младенце Андрюше Ющинском. В перспективе улицы, на которой находится суд, густо чернеет пятно народа у стен Софийского собора. Кое-где над толпой вспыхивают факелы. Сумерки спуска­ются среди тягостного волнения.

            Становится известно, что председательское резюме резко и определенно обвинительное. После протеста за­щиты председатель решает дополнить свое резюме, но Замысловский возражает, и председатель отказывается. Присяжные ушли под впечатлением односторонней ре­чи. Настроение в суде еще более напрягается, передаваясь и городу.

            Около шести часов стремительно выбегают репорте­ры. Разносится молнией известие, что Бейлис оправдан. Внезапно физиономия улиц меняется. Виднеются мно­гочисленные кучки народа, поздравляющие друг друга. Русские и евреи сливаются в общей радости. Погром­ное пятно у собора сразу теряет свое мрачное значение. Кошмары тускнеют. Исключительность состава присяж­ных еще подчеркивает значение оправдания"

            (Короленко В. Г. Собрание сочинений. В 10 т. Т. 9. M., Гослитиздат, 1955, стр. 655-656.).

            "Процесс кончился, но у меня еще кое-какие дела,-- писал отец М. Г. Лошкаревой 31 октября 1913 года, -- ты уже знаешь, что "Речь" и "Р[усские] вед[омости]" {252} конфискованы за мои статьи ("Господа присяжные за­седатели"). Состав присяжных, несомненно, фальсифицирован, и я собираю тому доказательства. Буду рад суду, -- но суда, вероятно, не будет: дело ясно. Подде­лал состав не суд, а комиссия, заготовлявшая списки. За своего брата не бойся: не осрамлюсь. Писал не на­обум. Осторожные адвокаты, сначала очень меня удер­живавшие,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту