Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

130

XX века..." (К о р о л е н к о В. Г. Мысли и впечатления. Перед пожаром,-- ОРБЛ Кор./II, папка N 16, ед. хр. 931, лл. 1-4).

            Атмосфера далекой окраины наполнялась страхом и ненавистью. В своих записках отец отмечает внезап­ную вспышку дикой вражды в массах и низкую роль прессы, раздувавшей эту вражду. Всюду видели шпио­нов, каждый иностранец становился подозрительным. Тщательно проверяли документы, везде искали врагов.

            "23-го июля (нашего стиля),-- пишет отец,-- двор тулузской мэрии был переполнен иностранцами. Тут было много испанцев, преимущественно рабочих и ра­ботниц, были итальянцы, немало учащихся русских (по большей части евреев); порой, с особенно угнетенным видом, проходили женщины с детьми, о которых шеп­тали, провожая их внимательным взглядом, что это немки.

            Десяток дюжих молодцов в белых штанах и мунди­рах муниципальной стражи водворяли порядок, доволь­но бестолково, но авторитетно и грубо. Чувствовалось, что все мы, толпящиеся у мэрии иностранцы,--сплошь народ заподозренный, с которым французам досадно возиться... Не до того!.." (Там же, лл. 14--15.).

            Смешавшись с этой толпой, отец и мать ждали в очереди получения вида на жительство, и в случайном {257} недоразумении на себе испытали то, что затем с трево­гой и грустью отец отметил, как психоз, охвативший массы.

            "Пока мы разыскивали г[осподи]на Декана...--пи­шет он, называя фамилию переводчика,-- за нами увя­зался какой-то субъект с рысьими глазками и беспо­койными манерами. Тип космополитический, существующий у всех народов с однородной психологией. В Германии, в Англии, в России он теперь с одинаковой жадностью и злорадством стреляет своими рысьими глазками, чувствуя, что на его улице теперь праздник. Через короткое время мы были окружены военным патрулем, которому господин с рысьими глазками давал какие-то указания. Я показал наши паспорты и объяс­нил, в чем дело. Отряд был распущен, но "подозритель­ных иностранцев" отпустили не сразу. Нас все-таки по­слали через базарную площадь в мэрию, в сопровож­дении одного солдата. Внимания деловой базарной тол­пы мы на себя не обратили, а солдат оказался любез­ным. Он поздравил нас с тем, что, как русские, мы сто­им на хорошей стороне.

            -- И все-таки вы конвоируете нас, как злодеев?

            Солдат пожал плечами.

            -- Это война" (Короленко В. Г. Мысли и впечатления. Перед пожа­ром -- ОРБЛ, Кор./II, папка N 16, ед. хр. 931, л. 16.) [...]

            "На другой или на третий день после моего малень­кого приключения, -- продолжает отец, -- я шел по глав­ной улице Тулузы, когда навстречу мне попалась жи­вописная группа: самой серединой улицы шли два по­лицейских сержанта, а между ними молодой человек, скованный с одним из них за руку. Так препровождают во Франции важных преступников. Встречные огляды­вались.

            {258} -- Немец?..-- полувопросительно кинул кто-то в толпе, и тотчас же часть прохожих повернула, забегая вперед, стараясь заглянуть немцу в глаза. Я встретил его взгляд. Такое выражение должно быть у человека, упавшего в море... Кругом, всюду, где звучит теперь французская речь, -- одна враждебная людская стихия, безжалостная, непонимающая, слепая[...]

            В этот вечер я возвращался

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту