Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

136

стремления человечества к единению и братству... Счаст­ливые соединяют любовь к родине со своей радостью, несчастные со своим горем".

            Идеал нового высшего объединения, поднимающего­ся над идеей родины, с точки зрения отца,--это все че­ловечество, включающее в себя и объединяющее в выс­шем единстве враждующие сейчас отдельные отечества.

            {268} Но отечества не должны быть помехой этому высшему объединению. Все они, каждое со своими особенностями, со своим характером, должны войти в братскую семью у народов. Ведь идеалом человеческих отношений являет­ся не подавление отдельной личности, а величайший ее расцвет в сотрудничестве со всеми остальными. В каж­дом народе, так же как и в каждом человеке, есть не­повторимые черты, свое восприятие мира, и человече­ство было бы беднее от обезличения хотя бы одного, даже самого малого, народа. Мечте отца представляется не смешавшееся и нейтрализованное человечество, а братский союз, сохранивший все красочное многообра­зие особенностей отдельных народов, отдельных оте­честв.

            "Не отказываться от отечества, не разрушать эти ковчеги будущего единства, а сделать их независимыми и сильными, готовыми к новым объединениям -- такова задача",-- полагал он.

            И в борьбе между отдельными государствами он видит трагедию потому, что идея общечеловеческого брат­ства требует отказа от этой борьбы, а отказ от нее есть уклонение от борьбы за отечество, горячая любовь к ко­торому так жива и так требовательна. В этой войне, ду­мает он, не будет победителей и побежденных, но все, даже победители, окажутся одинаково раздавленными, разбитыми и виновными перед высшей идеей чело­вечества.

            Однако, с точки зрения Короленко, любовь к родине делает проповедь пассивного пацифизма в этой свалке народов смешной и ничтожной -- "чириканьем под гро­зовые раскаты огромнейшей из войн, которым не прине­сешь пользу человечеству..." Но "война -- великая и пе­чальная трагедия, и к ней не идут фарсы уличного шо­винизма и пошлых клевет, которыми шовинисты обеих сторон засыпали друг друга".

            {269} Его внимание и горячее сочувствие во время войны привлекает фигура Ромена Роллана. Статьи Роллана "В стороне от схватки" ("Au dessus de la mЙlИe"), по мне­нию Короленко, выражают то, что почувствовалось в не­осознанном движении толпы, встречавшей пленных нем­цев на Тулузском вокзале. В поступках Роллана отра­зился принцип деятельности Красного Креста: во имя высших заветов братства оказывать помощь также и врагам.

            В рукописи, озаглавленной "Не раздувайте вражды", уже во время русской революции, он пишет:

            "Трагедия войны кинула друг на друга государства и обратила на время всю их мирную, часто дружествен­ную культуру во враждебную культуру вражды и истребления. Ромен Роллан напоминал французам о том, что немцы дали человечеству Шиллера, Гёте, Бет­ховена, Канта, а немцам говорил о великих именах Франции и Англии.

            Основной мотив, проводимый Ромен Ролланом, был: "Не раздувайте вражды".

            Он опровергал клевету, с какой бы стороны она ни шла, и напоминал, что воюющие народы работали сооб­ща на пользу человечества и что им опять придется ра­ботать вместе. Среди господствующего озверения Р. Рол­лан

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту