Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

139

как и в легенде о колоколе, которую он вспоминает в своей статье "Драка в доме",-- собирать в себя "все звуки, голоса и крики, жалобы и стоны, песни и тихий плач ре­бенка..." (К о р о л е н к о В. Г. Полное собрание сочинений. Посмертное издание. Т. XVIII. Госиздат Украины, 1927, стр. 49. Этот незакон­ченный отрывок не совпадает по тексту с одноименным очерком, на­печатанным в т. XVII того же издания.). Вернувшись домой, он слышит их в письмах, в газетных статьях, от приходящих к нему людей. От­дельный человек, затерявшийся в этом бушующем океа­не борьбы, и группы населения, являвшиеся фокусами, сосредотачивавшими на себе злобу и гонения, привлека­ют его сочувственное внимание.

            Преследования немцев, украинцев и евреев побуждают Короленко писать статьи против отвратительнейшего для него явления--торже­ствующего национализма, который, по мысли отца, {274} имеет всегда нечто отрицательное -- "даже и защитный на­ционализм слишком легко переходит в агрессивный".

            "В начале войны с Западного фронта, как стаи чер­ных птиц, неслись злые слухи об измене целой еврей­ской народности. Все население пограничных областей было взято под подозрение. Монархические газеты обви­няли все еврейское население в измене. И толпы жен­щин, стариков и детей (люди среднего возраста в это время воевали на фронте) -- вынуждены были покидать родные гнезда и при самых ужасных условиях идти не­известно куда. Сзади грохотали пушки и дымились пожары, впереди, как туча, висело предупреждение: эти люди, эти толпы людей, конечно, несчастны. Но ведь они изменники" (К о р о л е- н к о В. Г. О Мариампольской "измене" -- "Русские ведомости" 1916, 30 августа.). (см. эту статью на нашей странице -- ldn-knigi).

            Беженцы евреи, перегонявшиеся, как скот, в теплуш­ках товарных, вагонов из пограничных местностей, на­полнили весной 1915 года низкие домики солдатских ка­зарм на Подоле, в Полтаве, помещение синагоги, тру­щобы Новопроложенной улицы, принося с собой болез­ни, нищету и страдания. Обвинение, тяготевшее над ев­рейским народом, питалось легендами, роившимися око­ло двух пунктов: Куж и Мариамполь. В Мариамполе приговором суда был обвинен в измене представитель еврейского населения Гершанович, а с ним вместе и все еврейские жители. Это произошло при обстоятельствах, о которых пишет отец в статье "О Мариампольской ?измене".

            "Пруссаки заняли в начале сентября 1914 года Ма­риамполь Сувалкской губ[ернии]. Всюду, где они зани­мают враждебные им территории, немцы стараются из­брать уполномоченных от местного населения, через ко­торых предъявляют ему затем всякие требования. Это, {275} впрочем, делают все воюющие, и это вытекает из поста­новлений Гаагской, конвенции. Таким же образом, по требованию германских властей, жители Мариамполя для сношений с пруссаками выбрали бургомистра и его помощника. В качестве бургомистра был избран еврей Я. Гершанович, помощником его -- поляк Бартлинг. На этих своих выборных "лучших людей" город возложил все тяготы посредничества с врагом и всю ответствен­ность. Через две недели немцы вынуждены были оста­вить Мариамполь, и город опять заняли русские. И тотчас к русским властям явился некто Байрашевский с доносом".

            Доносчик

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту