Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

140

обвинял еврейское население в том, что оно будто бы "встретило щедрым угощением немцев, указывало им для грабежа русские дома, устроило несколько притонов, куда стекались еврейские солдаты, несшие сюда винтовки. Еврейские студенты с немецкими повязками на руках развешивали на улицах возмутительные прокламации. Бартлинг встретил нем­цев с белым флагом. Всеми же действиями по оказанию услуг немецким войскам руководил Гершанович, кото­рый силой отбирал у жителей скот, припасы и передавал их немцам. Деятельным помощником его был поляк Бартлинг".

            Бартлинг и Гершанович были преданы военному су­ду за измену. "Суд вызвал только двух свидетелей: Байрашевского и Пенчило. Пенчило ничего существенного не показал, Байрашевский повторил свои показания, еще сгустив краски. Приговором суда поляк Бартлинг оправдан, еврей Гершанович присужден на 8 лет в ка­торжные работы. Приговор вступил в законную силу, и почти два года "изменник"-еврей нес каторжный режим в псковской тюрьме. С этих пор "измена" всего еврей­ского населения целого города стала фактом, закреплен­ным судебным приговором. Обвинен один Гершанович, {276} но он -- "лучший человек", выполнявший волю всех евреев Мариамполя. Его обвинение было вместе обвине­нием города. Но если целый город мог изменить, то чем же отличаются другие города с тем же еврейским населением? Массовые явления обладают широтой и посто­янством.

            Из Мариамполя обвинение, как зараза, разли­лось широко, захватило другие города и местечки [...] Я знаю, что мариампольский приговор смутил очень многих, совсем не антисемитов. Находили "смягчающие обстоятельства" в вековых притеснениях и несправедли­вости, которые перенесли и переносят евреи, но факт оставался признанным, и на сомнения, которые все-таки выражались по этому поводу, отвечали возражателям:

            -- А Куж? А Мариамполь?"

            (Короленко В. Г. О Мариампольской "измене".--"Русские ведомости", 1916, 30 августа.).

            Этот приговор был продиктован не фактами, а нена­вистью, в данном случае ненавистью ко всему еврейско­му народу. "Даже заведомого злодея нельзя наказывать за проступок, в котором он не виновен... Ни один чело­век поэтому не должен отвечать за то, что он родился от тех, а не других родителей, никто не должен нести наказания за свою веру..." (Короленко В. Г, Собрание сочинений. В 10 т. Т. 10. М" Гослитиздат, 1956, стр. 148-149.) -- писал отец еще в 1890 го­ду, 22 октября, Владимиру Соловьеву, присоединяясь к протесту передовой интеллигенции против начавшегося преследования евреев.

            В архиве отца сохранилось много писем, в которых он касался этого больного вопроса. "Я считаю,--пишет он в письме С-ой от 5 сентября 1916 года, -- то, что пре­терпевают евреи в России... позором для своего отече­ства и для, меня это вопрос не еврейский, а русский..."

            Когда впоследствии выяснилось, что единственным {277} обвинителем жителей Мариамполя и их бургомистра был немецкий шпион и новым судом Гершанович был оправдан, то это павшее так внезапно обвинение ярко осветило всю глубину неправосудия, вызванного преду­беждением.

           

            "Наверное,-- пишет отец в статье "О Мариамполь­ской "измене",-- и старый Гершанович не горел все вре­мя чувствами

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту