Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

142

писал 9 февраля 1916 года из Полтавы А. Г. Горнфельду:

            "Вы как-то сказали несколько слов по поводу одной моей фразы в письме о смерти моего брата. Вы назвали ее глубоко пессимистической. Я не могу считать себя пессимистом в истинном смысле..." (ОРБЛ, Кор./II, папка N 1, ед. хр. 88.). Истинный песси­мизм,-- писал он далее,-- "общая формула, которая ки­дает зловещий свет на все частности. У меня этого нет. Частности кажутся мне порой чрезвычайно зловещими, но общей формулы они не покрывают...

            Я все еще на положении больного, и это обстоятель­ство порой тоже способствует пессимизму... Но, стоя те­перь в тени, я помню, что был и на свету, и что в эту самую минуту есть много людей, стоящих на свету. Мно­го и в тени, но в смене света и теней вся картина жиз­ни..." (Там же.).

            В момент тяжелого горя и болезни отец думает то же, что и в наиболее яркий и счастливый период своей жизни: "Жизнь в самых мелких и самых крупных фак­тах -- проявление общего великого закона, основные черты которого -- добро и счастье". "А если нет счастья? Ну что же... Нет своего -- есть чужое, а все-таки общий закон жизни -- есть стремление к счастью и все более широкому его осуществлению..."

            Тяжелая болезнь прошла, но отец уже не вернулся к прерванной повести. Жизнь среди грохота войны и дви­жения фронтов предъявляла новые требования. Победа в Галиции ознаменовалась вместо "формул широких и великодушных обещаний, раздавшихся как благовест в начале войны, постыдной практикой, которая {280} темными путями успела подменить эти обещания, благовест заменила похоронным звоном..."

            "Сколько мерзостей наделали над населением,-- пи­шет отец С. Д. Протопопову 12 октября 1916 года,-- сколько воровства, насилий, подлости там произведено... Это война? Пусть так... Но это не только война, это еще и политика. Обещали "освободить" Галицию, т. е. ее население, а вместо того погнали в Сибирь администра­тивно галичан, которые говорят и пишут на родном украинском языке. Покровительствуют вору Дудыкевичу и ссылают честных людей. Хозяйничал Бобринский, теперь посылают Трепова..." "Неужели наше правосла­вие может быть поддержано только давлением? -- пишет он в статье "Опыт ознакомления с Россией".-- А рус­ский язык, наша богатая и прекрасная литература, -- неужели они требуют подавления другого, родственного языка и родственной культуры, сыгравших такую роль в вековой борьбе галичан за свой русско-славянский об­лик?!" (Короленко В. Г. Случайные заметки. Опыт ознакомле­ния с Россией--"Русские записки", 1916, N 11, стр. 262-263.).

            "Знают ли эти галичане, сумеют ли они понять и разъяснить, что есть две России, -- что к ним, благо­даря несчастно сложившимся обстоятельствам, Россия повернулась одной и не лучшей стороной, что им суж­дено было испытать на себе нравы давно у нас упразд­ненных управ благочиния и печальной памяти школ кан­тонистов,-- что другая Россия относится к ним иначе,-- что она не сочувствует показным обращениям и воссое­динениям в сомнительных условиях[...] Русское общество продолжает стоять на стороне широкой вероисповедной и национальной свободы против принуждения, хищни­чества и безнаказанности" (Там же, стр. 260--261.).

           

     

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту