Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

143

    {281} В Полтаве отцу пришлось встретиться с несколькими живыми свидетелями и жертвами этих русских меро­приятий в Галиции.

            "Ранней осенью, -- вспоминает он в записках, остав­шихся неопубликованными,-- мне сообщили, что в Пол­таве, в арестантском помещении при городской полиции находится семь галичан, привезенных в качестве "за­ложников".

            Их положение было очень странно и могло быть объ­яснено, конечно, лишь неожиданностью и быстротой от­ступления. Волна, медленно и упорно наступавшая сна­чала на Карпаты,-- отхлынула обратно гораздо быстрее, чем двигалась вперед, механически круша, ломая, захва­тывая с собой многое, что встречалось на пути.

            Таким образом в Полтаве очутились семь граждан города Яворова, близкого к Львову. Русские власти взяли их, как "лучших граждан" своего города, в залог и обеспечение лойяльного поведения обывателей. А за­тем, отступая, вероятно, не успели совершить нужных формальностей для их освобождения, и они были дви­нуты в Россию этапом...

            ...В великой войне XX века обычай заложничества практикуется широко всеми сторонами... В Полтаве ока­зались "заложники", как бы ручавшиеся за лойяльное поведение жителей австрийского города, в то время на­ходившегося уже в руках австрийцев. Пятеро из них были русские украинцы. Они были знакомы с русской и украинской литературой, в свое время, вероятно, прини­мали участие в избрании делегатов на празднество Котляревского в Полтаве, и знали, между прочим, о том, что русский писатель Короленко живет в Полтаве. Положение их было очень трудное. Их захватило течение так быстро, что они не успели даже попрощаться с род­ными и захватить достаточно денег и нужных вещей. По­нятно, что их взгляды обратились ко мне. Я узнал, что {282} они здесь и хотели бы со мной повидаться. Я, конечно, пошел навстречу этому естественному желанию.

            Для этого прежде всего я отправился к полтавскому полицмейстеру. Полицмейстер, г[осподин] Иванов, отнес­ся к моему намерению довольно просто и обещал устро­ить это свидание. Но в тот же день, при утреннем до­кладе он упомянул губернатору о моем желании. Губер­натор взглянул на это дело уже не так просто и заявил, что свидание с заложниками может разрешить только он лично. Пришлось, значит, отправиться на прием к г[осподи]ну губернатору Багговуту.

            Господин Багговут принадлежит к числу губернато­ров старого закала, и одно время, при министре вн[утрен­них] дел г[осподи]не Хвостове, когда появились настой­чивые слухи об обновлении состава губернаторов,-- имя г[осподи]на Багговута было приведено в числе тех одиннадцати, которые должны были войти в первую се­рию удаляемых... Оказалось, однако, что "обновление" было лишь одним из тех эфемерных намерений, которые порхают в воздухе и улетают с новой переменой ветра. Все дело ограничилось тем, что г[осподин] Багговут был переведен в Курск, в феодальные владения г[оспод] Мар­ковых и братии, где, очевидно, он и пришелся совсем ко двору.

            Итак, я отправился к господину Багговуту, которому прежде всего объяснил цель своего посещения. Его пре­восходительство спросил:

            -- Откуда вы их знаете?

            -- Я их не знаю, но они, очевидно, меня знают, как писателя, вдобавок,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту