Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

169

схватить того, который стрелял, смять его... Авдотья Семеновна и Наташа за­перли передо мной двери. Я бросился в кабинет, схва­тил свой почти игрушечный револьверчик н опять побе­жал к двери, требуя, чтобы они меня выпустили. Во мне проснулась отцовская вспыльчивость, и я, вероятно, стрелял бы в них на улице. Но Авдотья Семеновна и Наташа меня не пустили.

            А во время всей кутерьмы Соня схватила чемодан­чик с деньгами, выскочила с ним в окно на улицу, при­бежала к Кривинским (почти рядом), крикнула, что {332} "отца убили", и побежала обратно. Прибежала, когда все уже было кончено...

            Весь налет совершен, очевидно, неопытными в этих делах новичками: все было сделано глупо. Они, оче­видно, рассчитывали на чисто овечью панику, которая обыкновенно охватывает обывателя в таких случаях. В моей семье они этого не нашли. Когда бандит крик­нул:

            -- Руки вверх! -- Наташа, вообще большая спорщи­ца, -- ответила:

            -- Зачем мы станем подымать руки? У нас ничего нет.

            Все произошло для них не так стройно и гладко, как они предполагали. А тут я кидаюсь с голыми руками, начинается возня... Один, который разговаривал со мной, кроме того, по-видимому, боялся и не желал убийства. Как это ни странно, в его тоне мне слыша­лось даже некоторое почтение, которое я замечаю у иных просителей по отношению к "писателю Короленко". Вообще я теперь не жалею, что у меня в ту минуту не было револьвера (а я уже хотел взять его в карман ввиду тяжелых обстоятельств).

            Убегая, один из бандитов потерял фуражку. Я на­зываю ее теперь своей военной добычей. Вообще могу гордиться поведением всей моей семьи. Наташа спла­вила человека, который был нашим гостем и которому, по ее мнению, грозила опасность. Соня унесла деньги, от которых зависит жизнь порученных нам детей. Без Авдотьи Семеновны мне трудно было бы справиться с разбойником, который выказал довольно определенные намерения.

            Теперь деньги помещены уже в возможно безопас­ном месте..."

            На другой день об этом нападении на Короленко {333} сообщила местная газета, была и попытка его расследо­вания.

            28 июля 1919 года в Полтаву вступили деникинцы.

         

      Добровольцы

           

            "Я проснулся рано и открыл окно... Тихо. Мимо едет повозка. В ней люди в шапках вроде папах. Везут ка­кие-то вещи. Открываю дверь и выхожу на улицу. Под­ходит высокий еврей и еврейка. Их уже ограбили. В по­возке, оказывается, тоже везли награбленное. Грабеж, по-видимому, без убийств, идет в разных местах, по все­му городу..."

            Это были первые впечатления от прихода "новых властителей", занесенные отцом в дневник 16 (29) июля 1919 года. В статьях, относящихся к этому времени, Короленко набрасывает ряд картин и мыслей, связанных со всем происходившим.

            "В истории нашего города, пережившего так много переворотов, открывается новая страница, -- писал отец в статье "Новая страница", оставшейся ненапечатан­ной. -- Начало ее нерадостно. Когда я, на второе утро после занятия города, писал эти строки, -- кругом шел сплошной погром и грабеж.

            Врывались в квартиры, на­селенные евреями, обирали семьи даже последних бед­няков, уходили одни, приходили другие, забирали, что оставалось

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту