Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

179

бу­дущих событий, он записал на страницах дневника еще в 1887 году:

            "Боритесь с идеями, но не осмеливайтесь забывать человека в вашем враге..."

            Интерес к жизни, ищущей выхода, не оставлял отца, направляя мысль на будущее. Разговоры с рабочими и крестьянами, услышанные легенды и предсказания на­ходят отражение в его дневнике.

            "Как нищий все мало-мальски пригодное прячет в свой мешок, так и писатель все заносит в свою книжку",-- говаривал отец.

            {352} "Утром я выхожу в городской сад. Солнце поднялось невысоко, и деревья, освеженные дождем, дают яркие световые пятна и тени. Природа весела, бодра и пре­красна.

            Ко мне подходит человек с винтовкой. Это сторож городского сада. Я с ним знаком. Сегодня у него вид особенно несчастный. Он подхо­дит и садится рядом. Через плечо у него винтовка на ве­ревочной перевязи.

            -- С обхода?--спрашиваю я.

            -- Да, с обхода снизу.

            И он утомленно мотает головой по направлению к долине, где расположен нижний сад с чудесной зеленой светотенью. Цвета ярки, тени глубоки и темны... На про­тивоположном склоне темным пятном виднеется пущен­ная в сад лошадь.

            -- Лошадь? -- говорю я вопросительно.

            -- Сегодня уж два раза выгонял,-- говорит он уста­ло.--Все пускают... Такой народ, не поверите... Я к се­бе ближе пяти сажен не подпускаю. Говори оттеда. А то, пожалуй, винтовку отнимут, над самим зло сделают. Городьбу еще с зимы разобрали... Траву топчут, ветки обрывают. Ничего не поделаешь... Вот опять к молодым деревьям идет...

            Я понимаю, что ему в самом деле не бежать каждый раз. Наши заборы тоже разобраны; у домовладельцев срублена роща внизу, которой они очень дорожили.

            Фруктовый сад стоит беззащитный: ограда зияет огром­ными прорехами".

            Сторож рассказывает отцу историю, в которой дей­ствительность и фантазия переплетаются самым неверо­ятным образом. Эти иррациональные стихийные процес­сы, думает отец, записывая разговор, имеют огромное значение, которым пренебрегать не следовало бы.

            {353} "Как-то я среди членов исполкома стал говорить о необходимости уважать народную веру и что это уваже­ние (веротерпимость) есть один из основных догматов и наших убеждений. Недавно окончивший гимназист, сде­ланный комиссаром просвещения, возразил:

            -- Поверьте, товарищ Короленко, у меня есть опыт. Я девять месяцев стоял во главе просвещения там-то. Религиозные суеверия легко искоренимы.

            Ребята, играющие с огнем..."

            Голод постепенно захватывал все большие области. Из столиц получены известия о смерти друзей отца. Пол­тава наполнилась беженцами из других губерний и са­ма начинала голодать.

            "Разруха идет все дальше и дальше, и правительству остается бороться с нею не по существу, а только с ее обнаружениями. Это путь, который привел к гибели не одно правительство. На это я смотрю с горем и пе­чалью", -- заметил отец в письме В. Н. Золотницкому от 13 (26) марта 1921 года.

            Борьба со спекуляцией продовольствием расценива­лась отцом, как попытка подавления симптомов общей разрухи,

            "Вчера,-- записывает он в дневнике 23 мая (5 июня) 1920 года,--во всей Полтаве произведены повальные обыски. Точно ночная

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту