Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

18

вскрикнул и мгновенно исчез, спрыгнув  с  окна.  Я  инстинктивно оглянулся  и  увидел  странное  явление, поразившее меня, впрочем, больше удивлением, чем ужасом.

        Темный  предмет нашего спора,  шапка  или  ведро,  оказавшийся в  конце концов горшком, мелькнул в воздухе и на глазах моих скрылся под престолом. Я успел только разглядеть очертания небольшой, как будто детской руки.

        Трудно передать мои  ощущения в  эту минуту.  Я  не  страдал;  чувство, которое я  испытывал,  нельзя даже назвать страхом.  Я  был  на  том  свете. Откуда-то,  точно из другого мира,  в течение нескольких секунд доносился до меня быстрою дробью тревожный топот трех пар детских ног.  Но вскоре затих и он.  Я  был один,  точно в  гробу,  в  виду каких-то странных и необъяснимых явлений.

        Времени для меня не существовало,  поэтому я не мог сказать, скоро ли я услышал под престолом сдержанный шопот.

        - Почему же он не лезет себе назад?

        - Видишь, испугался.

        Первый  голос  показался мне  совсем детским;  второй мог  принадлежать мальчику моего возраста.  Мне показалось также,  что в щели старого престола сверкнула пара черных глаз.

        - Что же он теперь будет делать? - послышался опять шопот.

        - А вот погоди,- ответил голос постарше.

        Под престолом что-то сильно завозилось, он даже как будто покачнулся, и в то же мгновение из-под него вынырнула фигура.

        Это  был  мальчик лет  девяти,  больше меня,  худощавый и  тонкий,  как тростинка.  Одет он был в грязной рубашонке,  руки держал в карманах узких и коротких  штанишек.    Темные    курчавые  волосы    лохматились  над    черными задумчивыми глазами.

        Хотя  незнакомец,  явившийся  на  сцену  столь  неожиданным и  странным образом,  подходил ко мне с  тем беспечно-задорным видом,  с каким всегда на нашем базаре подходили друг к другу мальчишки,  готовые вступить в драку, но все же,  увидев его, я сильно ободрился. Я ободрился еще более, когда из-под того же престола,  или, вернее, из люка в полу часовни, который он покрывал, сзади  мальчика  показалось  еще  грязное  личико,    обрамленное  белокурыми волосами и сверкавшее на меня детски-любопытными голубыми глазами.

        Я несколько отодвинулся от стены и,  согласно рыцарским правилам нашего базара,  тоже положил руки в  карманы.  Это было признаком,  что я  не боюсь противника и даже отчасти намекаю на мое к нему презрение.

        Мы  стали  друг  против друга и  обменялись взглядами.  Оглядев меня  с головы до ног, мальчишка спросил:

        - Ты здесь зачем?

        - Так,-  ответил я.-  Тебе какое дело?  Мой противник повел плечом, как будто намереваясь вынуть руку из кармана и ударить меня.

        Я не моргнул и глазом.

        - Я вот тебе покажу! - погрозил он. Я выпятился грудью вперед.

        - Ну, ударь... попробуй!..

        Мгновение  было  критическое;    от  него  зависел  характер  дальнейших отношений. Я ждал, но мой противник, окинув меня тем же испытующим взглядом, не шевелился.

        - Я, брат, и сам... тоже...- сказал я, но уж более миролюбиво.

        Между  тем  девочка,  упершись  маленькими  ручонками  в  пол  часовни, старалась тоже выкарабкаться из  люка.  Она  падала,  вновь приподымалась и, наконец,  направилась нетвердыми шагами

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту