Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

24

Из  любопытства я приставил к  стене  старый крест и,  взобравшись по  нему,  заглянул внутрь. Гробница была  пуста,  только в  середине пола  была вделана оконная рама со стеклами, и сквозь эти стекла зияла темная пустота подземелья.

        Пока я рассматривал гробницу,  удивляясь странному назначению окна,  на гору  вбежал запыхавшийся и  усталый Валек.  В  руках у  него  была  большая еврейская булка, за пазухой что-то оттопырилось, по лицу стекали капли пота.

        - Ага!-крикнул он,  заметив меня.-Ты  вот  где.  Если бы  Тыбурций тебя здесь увидел,  то-то  бы рассердился!  Ну,  да теперь уж делать нечего...  Я знаю, ты хлопец хороший и никому не расскажешь, как мы живем. Пойдем к нам!

        - Где же это, далеко? - спросил я.

        - А вот увидишь. Ступай за мной.

        Он  раздвинул кусты жимолости и  сирени и  скрылся в  зелени под стеной часовни;  я последовал туда за ним и очутился на небольшой плотно утоптанной площадке,  которая совершенно скрывалась в зелени. Между стволами черемухи я увидел в  земле довольно большое отверстие с  земляными ступенями,  ведущими вниз.  Валек спустился туда,  приглашая меня  за  собой,  и  через несколько секунд мы оба очутились в темноте, под зеленью. Взяв мою руку,

        Валек повел меня по какому-то узкому сырому коридору, и, круто повернув вправо, мы вдруг вошли в просторное подземелье.

        Я остановился у входа,  пораженный невиданным зрелищем. Две струи света резко лились сверху, выделяясь полосами на темном фоне подземелья; свет этот проходил в  два  окна,  одно  из  которых я  видел в  полу склепа,  дру-гое, подальше,  очевидно, было пристроено таким же образом; лучи солнца проникали сюда не прямо, а прежде отражались от стен старых гробниц; они разливались в сыром  воздухе  подземелья,  падали  на  каменные плиты  пола,  отражались и наполняли все  подземелье тусклыми отблесками;  стены тоже  было  сложены из камня;  большие широкие колонны массивно вздымались снизу и, раскинув во все стороны свои каменные дуги,  крепко смыкались кверху сводчатым потолком.  На полу,  в  освещенных пространствах,  сидели две фигуры.  Старый "профессор", склонив голову и что-то бормоча про себя, ковырял иголкой в своих лохмотьях. Он не поднял даже головы,  когда мы вошли в подземелье,  и если бы не легкие движения руки,  то  эту серую фигуру можно было бы принять за фантастическое каменное изваяние.

        Под  другим  окном  сидела с  кучкой цветов,  перебирая их,  по  своему обыкновению, Маруся. Струя света падала на ее белокурую головку, заливала ее всю,  но,  несмотря на это, она как-то слабо выделялась на фоне серого камня странным  и  маленьким  туманным  пятнышком,    которое,    казалось,  вот-вот расплывется и исчезнет.  Когда там,  вверху,  над землей,  пробегали облака, затеняя солнечный свет,  стены подземелья тонули совсем в темноте, как будто раздвигались,  уходили куда-то,  а потом опять выступали жесткими, холодными камнями,  смыкаясь  крепкими  объятиями над  крохотною фигуркой  девочки.  Я поневоле вспомнил слова Валека о  "сером камне",  высасывавшем из  Маруси ее веселье,  и чувство суеверного страха закралось в мое сердце;  мне казалось, что  я  ощущаю на  ней и  на  себе невидимый каменный взгляд,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту