Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

26

А  уж я думал,  ты не придешь более,-  так встретил меня Валек, когда я на следующий день опять явился на гору.

        Я понял, почему он сказал это.

        - Нет,  я...  я всегда буду ходить к вам,-  ответил я решительно, чтобы раз навсегда покончить с этим вопросом.

        Валек заметно повеселел, и оба мы почувствовали себя свободнее.

        - Ну, что? Где же ваши? - спросил я,-Все еще не вернулись?

        - Нет еще.  Чорт их знает,  где они пропадают. И мы весело принялись за сооружение хитроумной ловушки для  воробьев,  для которой я  принес с  собой ниток.    Нитку  мы  дали  в  руку  Марусе,  и  когда  неосторожный  воробей, привлеченный зерном,  беспечно заскакивал в западню, Маруся дергала нитку, и крышка захлопывала птичку, которую мы затем отпускали.

        Между тем около полудня небо насупилось, надвинулась темная туча, и под веселые  раскаты  грома  зашумел  ливень.  Сначала  мне  очень  не  хотелось спускаться в подземелье,  но потом,  подумав,  что ведь Валек и Маруся живут там постоянно,  я победил неприятное ощущение и пошел туда вместе с ними.  В подземельи было  темно и  тихо,  но  сверху слышно было,  как  перекатывался гулкий грохот грозы,  точно кто  ездил там в  громадной телеге по  гигантски сложенной мостовой.  Через несколько минут я  освоился с  подземельем,  и мы весело  прислушивались,  как  земля  принимала широкие  потоки  ливня;  гул, всплески  и  частые  раскаты  настраивали наши  нервы,  вызывали  оживление, требовавшее исхода.

        - Давайте играть в  жмурки,-  предложил я.  Мне завязали глаза;  Маруся звенела слабыми переливами своего жалкого смеха и  шлепала по каменному полу непроворными ножонками,  а  я делал вид,  что не могу поймать ее,  как вдруг наткнулся на чью-то мокрую фигуру и в ту же минуту почувствовал,  что кто-то схватил меня за  ногу.  Сильная рука приподняла меня с  полу,  и  я  повис в воздухе вниз головой. Повязка с глаз моих спала.

        Тыбурций,  мокрый и сердитый, страшнее еще оттого, что я глядел на него снизу, держал меня за ноги и дико вращал зрачками.

        - Это что еще,  а?  -  строго спрашивал он, глядя на Валека.- Вы тут, я вижу, весело проводите время... Завели приятную компанию.

        - Пустите меня!  -  сказал  я,  удивляясь,  что  и  в  таком  необычном положении я все-таки могу говорить, но рука пана Тыбурция только еще сильнее сжала мою ногу.

        - Reponde,  ответствуй! - грозно обратился он опять к Валеку, который в этом затруднительном случае стоял,  запихав в  рот  два  пальца,  как  бы  в доказательство того, что ему отвечать решительно нечего.

        Я заметил только, что он сочувственным оком и с большим участием следил за моею несчастною фигурой, качавшеюся, подобно маятнику, в пространстве.

        Пан Тыбурций приподнял меня и взглянул в лицо.

        - Эге-ге!  Пан  судья,  если  меня  не  обманывают глаза...  Зачем  это изволили пожаловать?

        - Пусти!  - проговорил я упрямо.- Сейчас отпусти! - и при этом я сделал инстинктивное движение,  как бы  собираясь топнуть ногой,  но  от этого весь только забился в воздухе.

        Тыбурций захохотал.

        - Ого-го!  Пан судья изволят сердиться... Ну, да ты меня еще не знаешь. Ego -  Тыбурций sum [Я есмь Тыбурций (лат.)]. Я вот повешу тебя

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту