Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

3

бежавшими облаками. Тайга шумела. Подымался к рассвету ветер.

        Хозяин вышел провожать меня с фонарем, и благодаря этому обстоятельству я мог рассмотреть моего  ямщика. Это был  мужик громадного  роста,  крепкий, широкоплечий,  настоящий гигант. Лицо его было как-то спокойно-угрюмо, с тем особенным  отпечатком, какой кладет обыкновенно  застарелое  сильное чувство или давно засевшая невеселая дума. Глаза глядели ровно, упорно и мрачно.

        Правду сказать, у меня мелькнуло-таки  желание отпустить восвояси этого мрачного богатыря и остаться на ночь в светлой и теплой горнице молокана, но это было только мгновение.  Я ощупал револьвер и сел в повозку. Ямщик закрыл полог и неторопливо полез на козлы.

        -- Ну, слышь, "убивец",-- напутствовал  нас старик,-- смотри, парень, в оба. Сам знаешь...

        -- Знаю,-- ответил ямщик, и мы нырнули в тьму ненастной ночи.

        Мелькнуло еще  два-три огонька разрозненных избенок.  Кое-где  на  фоне черного леса клубился в сыром воздухе дымок, и искры вылетали и гасли, точно таяли во мраке. Наконец  последнее  жилье  осталось  сзади. Вокруг была лишь черная тайга да темная ночь.

        Лошади бежали ровно  и быстро мчали меня  к роковому "логу", однако  до лога оставалось еще верст пять, и я мог  на свободе обдумать свое положение. Как это случается иногда в минуту возбуждения, оно представилось мне вдруг с поразительною    ясностью.    Вспомнив      хищнические      фигуры      "бакланов", таинственность  сопровождавшего  их купца, затем  странную неотвязчивость, с какою  все они следовали за  мною,--  я пришел к заключению, что в логу меня непременно  ожидает  какое-нибудь  приключение. Роль, какую примет  при этом угрюмый возница, оставалась для меня загадкой Эдипа.

        Загадка эта  скоро, однако,  должна  была  разрешиться. На посветлевшем несколько,  но все еще довольно темном  небе выделялся уже  хребет.  На нем, вверху, шумел лес, внизу, в темноте, плескалась речка. В одном месте большая черная скала торчала кверху. Это и был "Чортов палец".

        Дорога жалась  над  речкой, к  горам.  У  "Чортова пальца" она отбегала подальше от  хребта, и на  нее выходил из  ложбины проселок. Это  было самое опасное место,  прославленное  многочисленными  подвигами рыцарей  сибирской ночи. Узкая каменистая дорога не допускала быстрой езды, а кусты скрывали до времени нападение. Мы подъезжали  к  ложбине. "Чортов  палец" надвигался  на нас,  все вырастая вверху, во мраке. Тучи  пробегали  над  ним  и, казалось, задевали за его вершину.

        Лошади пошли тихо. Коренная осторожно постукивала копытами, внимательно вглядываясь  в  дорогу.  Пристяжки  жались  к  оглоблям  и  пугливо храпели. Колокольчик вздрагивал как-то неровно, и его тихое потренькиванье, отдаваясь над рекой, расплывалось и печально тонуло в чутком воздухе...

        Вдруг лошади  остановились.  Колокольчик  порывисто дрогнул  и замер. Я привстал. По дороге, меж  темных кустов,  что-то чернело и  двигалось. Кусты шевелились.

        Ямщик остановил лошадей как раз вовремя: мы избегли нападения сбоку; но и теперь положение было критическое. Вернуться назад, свернуть  в сторону -- было невозможно. Я хотел уже выстрелить наудачу, но вдруг остановился.

        Громадная  фигура ямщика, ставшего  на козлах, закрыла кусты  и дорогу. "Убивец" поднялся, неторопливо передал мне вожжи и сошел на землю.

        -- Держи ужо. Не пали!..

        Он говорил спокойно,  но в высшей  степени внушительно. Мне не пришло в голову  ослушаться: моих подозрений как не бывало;  я взял  вожжи, а угрюмый великан двинулся  вперед, по направлению  к  кустам.  Лошади тихо  и  как-то разумно двинулись за хозяином сами.

        Шум  колес по  каменистой  дороге мешал мне слушать,  что происходило в

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту