Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

13

С  Васильем пошел его  приятель,  который "по бродяжеству" носил кличку Володьки, Макаров, силач и хват, бегавший два раза с    Кары,    два  черкеса,    народ  решительный  и  незаменимый  в  отношении товарищеской верности, один татарин, плут и проныра, но зато изобретательный и  в  высшей степени ловкий.  Остальные были  тоже  бродяги,  искусившиеся в путешествиях по Сибири.

        Артель  просидела в  кустах  уже  день,  переночевала,  и  другой  день клонился к  вечеру,  а  Бурана  все  не  было.  Послали татарина в  казарму; пробравшись туда  тихонько,  он  вызвал старого арестанта Боброва,  приятеля Василья, имевшего в среде арестантов вес и влияние. На следующее утро Бобров пришел в кусты к беглецам.

        "Что, братцы, как бы мне вам какую помощь сделать?"

        "Посылай непременно Бурана.  Без него нам не ход.  Да если чего просить станет из запасу - дайте. За Бураном у нас только и дело-то стало".

        Вернулся Бобров в  казарму,  а Буран и не думает собираться.  Суется по камере, сам с собою разговаривает да размахивает руками.

        "Ты что же это. Буран, думаешь?" - окликнул его Бобров.

        "А тебе что?"

        "Как что? Почему не собрался?"

        "В могилу мне собираться, вот куда!"

        Бобров рассердился.

        "Да ты что в самом деле!  Ведь ребята четвертые сутки в кустах. Ведь им теперь на кобылу ложиться... А еще старый бродяга!"

        Заплакал от покоров старик.

        "Отошло мое время... Не избыть мне острова... Износился!.."

        "Износился ты аль нет,  это дело твое.  Не дойдешь, помрешь в дороге, - за это никто не завинит; а ежели ты подвел одиннадцать человек под плети, то обязан идти. Ведь мне стоит артели сказать, что тогда над тобой сделают?"

        "Знаю,  -  сказал Буран сумрачно,  - сделают крышку, потому что стою... Нечестно старому бродяге помирать такою смертью.  Ну,  ин  видно,  идти  мне доводится. Только вот ничего-то у меня не припасено".

        "Все живою рукою будет. Что надо?"

        "А вот что: первым делом неси мне двенадцать хороших халатов, новых".

        "Да ведь у ребят свои есть".

        "Ты слушай меня, что я говорю, - заговорил Буран с сердцем, - знаю, что есть у них по халату,  а надо по два.  Гилякам за лодку с человека по халату придется.  Да еще надо мне двенадцать ножей хороших, по три четверти, да два топора, да три котла".

        Бобров собрал артель и объяснил, в чем дело. У кого были лишние халаты, все  поступились в  пользу  беглецов.  У  всякого арестанта живуче  какое-то инстинктивное сочувствие смелой попытке вырваться из  глухих стен на вольную волю.    Котлы    и    ножи    нашлись  частью    даром,    частью  за    деньги  у старожилов-ссыльных. Все было готово дня в два.

        Со времени прибытия партии на остров прошло тринадцать дней.

        На  следующее утро  Бобров доставил Бурана в  кусты  вместе с  запасом. Беглецы "стали на молитву",  отслужили нечто вроде молебна на этот случай по особому арестантскому уставу, попрощались с Бобровым и двинулись в дорогу.

          V

        - Что  же,  небось  весело  было  в  путь  отправляться?  -  спросил я, вслушиваясь в  окрепший голос рассказчика,  вглядываясь в  его оживившиеся в этом месте рассказа черты.

        - Да  как же не весело!  Как изошли из кустов да тайга-матушка

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту