Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

20

голосит,  кинулись в  овраг и приказчика от гиляков избавили; с тех самых пор он нашу добродетель помнит. "Должон я, говорит, по гроб моей жизни соколинских ребят наблюдать..."  И действительно,  с тех пор нашим от  него всякое довольствие идет.  Разыщите его  -  счастливы будете и всякую помощь получите".

        Вот рассказал нам старик все дороги, наставления дал, а потом говорит:

        "Теперь,  говорит,  ребята,  вам времени-то терять незачем. Прикажи-ка, Василий,  на этом месте домовину мне вырыть, потому что место хорошее. Пусть хоть ветер с амурской стороны долетает,  да море оттуда плещет. Не мешкайте, полно, ребята! Принимайтесь за работу живее!"

        Послушались мы.

        Тут старик под кедрой сидит,  а  тут мы ему могилу роем;  вырыли могилу ножами,  помолились богу,  старик уж  у  нас молчит,  только головой качает, слезно плачет.  Село солнце,  старик у  нас помер.  Стемнело,  мы  уж и  яму сровняли.

        Как выплыли мы  на середину пролива,  луна на небо взошла,  посветлело. Оглянулись все,  сняли  шапки...  За  нами,  сзади,  Соколиный остров горами высится, на утесике-то Буранова кедра стоит...

          VII

        Переехали мы на амурскую сторону,  а уж там гиляки говорят:  "Салтанова голова...  вода". Бедовые эти инородцы, сороки им на хвосте вести носят. Что ни случись, все в ту же минуту узнают. Повстречали мы их несколько человек у моря,  рыбу они ловили. Мотают головами, смеются; видно, что рады сами. А мы думаем:  хорошо,  мол,  вам,  чертям,  смеяться, а нам-то каково! Из-за этой головы нам,  может,  всем теперь своих голов не  сносить.  Ну,  дали они нам рыбы,  расспросили мы  их про все дороги,  какие тут были,  и  пошли себе по своей.  Идем по  земле,  словно по камню горячему,  каждого шороху пугаемся, каждую заимку обходим,  от русского человека тотчас в тайгу хоронимся, следы заметаем. Страшно ведь...

        Днем больше в  тайге отдыхали,  по  ночам шли  напролет.  К  Тархановой заимке подошли на  рассвете.  Стоит в  лесу заимка новая,  кругом огорожена, вороты заперты накрепко.  По  приметам выходит та  самая,  про  какую  Буран рассказывал.  Вот подошли мы,  вежливенько постучались,  смотрим, вздувают в заимке огонь. "Кто, мол, тут, что за люди?"

        - Бродяжки, - говорим, - от Бурана Стахею Митричу поклон принесли.

        А  на  ту  пору  Стахей Митрич,  главный-то  приказчик тархановский,  в отлучке находился,  а на заимке подручного оставил, и был от него подручному наказ:  в  случае придут соколинские ребята,  давать им  по  пяти  рублей на брата,  да сапоги,  да полушубок,  белья и  провизии -  сколько потребуется. "Сколько бы их ни было, говорит, всех удовлетвори, собери работников, да при них выдачу и засвидетельствуй. Тут и отчет весь!"

        А  уж  на  заимке тоже про Салтанова узнали.  Приказчик-то увидел нас и испужался.

        "Ах,  братцы, - говорит, - не вы ли же этого Салтанова прикончили? Беда ведь!"

        "Ну,  мол, мы аль не мы, об этом разговаривать нечего. А не будет ли от вашей милости какой помощи? От Бурана мы к Стахею Митричу с поклоном".

        "А сам-то Буран что же? Али опять на остров попал?"

        "Попал, говорим, да приказал долго жить".

        "Ну,  царство ему небесное... Хороший бродяга был, честных

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту