Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

24

тут двое из вольной команды, подозвал он их и спрашивает:

        "Где ноне ваша команда рыбу ловит? Неужто в Дикманской пади?"

        "Нет,  -  говорят те, - не в Дикманской пади. Ноне им повыше надо быть. Да и то, никак, вольной команде нонче в город возвращаться".

        "То-то вот и я думаю... А видите, вон огонек за рекой горит?"

        "Видим".

        "Кому же у того огня быть? Как по-вашему?"

        "Не могим знать, Степан Савельич. Какие-нибудь проходящие".

        "То-то  вот  и  я  думаю...  А  видите,  вон  огонек за  рекой горит?". Подумать,  все я об вас обо всех думай...  А слыхали, что исправник третьего дня про соколинцев-то сказывал?  Видали,  мол, их недалече... Не они ли это, дурачки, огонь развели?"

        "Может статься, Степан Савельич. Не диво, что и они развели".

        "Ну,  плохо ж  их  дело!  Вот ведь,  подлецы,  чего делают!..  Не знаю, исправник-то в городе ли?  Коли не вернулся еще,  так скоро вернется; увидит этот огонь,  сейчас команду нарядит.  Как быть?  Жаль ведь мерзавцев-то:  за Салтанова им всем своих голов не сносить! Снаряжай-ка, ребята, лодку..."

        Вот сидим мы у огня,  ухи дожидаемся - давно горячего не видали. А ночь темная,  с  окияну тучи надвинулись,  дождик моросит,  по тайге в овраге шум идет,  а  нам и  любо...  Нашему-то брату,  бродяжке,  темная ночь -  родная матушка; на небе темнее - на сердце веселее.

        Только вдруг татарин у нас уши насторожил.  Чутки они,  татары-то,  как кошки.  Прислушался и  я,  слышу:  будто кто тихонько по реке веслом плещет. Подошел ближе к берегу,  так и есть:  крадется под кручей лодочка, гребцы на веслах сидят, а у рулевого на лбу кокарда поблескивает.

        "Ну, говорю, ребята, пропали наши головы... Исправник!"

        Вскочили все, котлы опрокинули - в тайгу!.. Не приказал я ребятам врозь разбегаться.    Посмотрим,  мол,  что  еще  будет:  может,  гурьбой-то  лучше спасемся,  если их  мало.  Притаились за деревьями,  ждем.  Пристает лодка к берегу, выходят на берег пятеро. Один засмеялся и говорит:

        "Что,  дурачки,  разбежались? Небось выйдете все - я на вас такое слово знаю. Видишь, удалые ребята, а бегают, как зайцы!"

        Сидел рядом со мной Дарьин за кедрой.

        "Слышь,  говорит,  Василий?  Чудное  дело:  голос  у  исправника  будто знакомый".

        "Молчи, говорю, что еще будет. Немного их".

        Вышел тут один гребец вперед и спрашивает:

        "Эй вы, не бойтесь: Кого вы в здешнем остроге знаете?"

        Притаили мы дух, не откликаемся.

        "Да что вы это,  лешие!  -  окликает тот опять. - Сказывайте, кого вы в здешнем остроге знаете, может, и нас узнаете тоже".

        Отозвался я.

        "Да уж знаем ли, нет ли, а только если б век вас не видать, может и нам и вам лучше бы было. Живьем не дадимся".

        Это  я  товарищам признак подал,  чтобы готовились.  Их  всего пятеро - сила-то  наша.  Беда только,  думаю,  как начнут из  револьверов палить -  в городе-то услышат. Ну, да уж заодно пропадать. Без бою все-таки не дадимся.

        Тут старик сам заговорил:

        "Ребята, говорит, неужто никто из вас Самарова не знает?"

        Дарьин опять меня толкнул:

        "Верно!  Кажись, это N-ской смотритель... А что, - спрашивает громко, - вы, ваше благородие, Дарьина знавали ли когда?"

 

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту