Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

27

        Что  это:  родное пламя давно оставленного очага или блудящий огонь над ожидающею во мраке могилой?..

        Заснул я очень поздно.

          IX

        Когда я проснулся, было уже, вероятно, часов одиннадцать. На полу юрты, прорезавшись сквозь льдины,  играли косые лучи  солнца.  Бродяги в  юрте  не было.

        Мне нужно было съездить по  делам в  слободу,  поэтому я  запряг коня в маленькие саночки и выехал из своих ворот,  направляясь вдоль улицы селения. День был яркий и  сравнительно теплый.  Мороз стоял градусов около двадцати, но...  все в  мире относительно,  и  то самое,  что в других местах бывает в развал зимы,  мы  здесь  воспринимали как  первое дыхание наступавшей весны. Клубы дыма,  дружно поднимаясь изо всех слободских юрт,  не  стояли прямыми, неподвижными столбами, как бывает обыкновенно в большие морозы, - их гнуло к западу, веял восточный ветер, несущий тепло с Великого океана.

        Слобода почти наполовину населена ссыльными татарами,  и  так как в тот день у татар был праздник, то улица имела довольно оживленный вид. То и дело где-нибудь скрипели ворота,  и  со двора выезжали дровни или выбегали рысцой верховые  лошади,  на  которых,  раскачиваясь  в  стороны,  сидели  хмельные всадники.  Эти  поклонники Магомета  не  особенно строго  блюдут  запрещение Корана,  и  потому как верховые,  так и  пешеходы выписывали вдоль и поперек улицы самые причудливые зигзаги. Порой какой-нибудь пугливый конек кидался в сторону слишком круто,  дровни опрокидывались, лошадь мчалась вдоль улицы, а хозяин подымал целую  тучу  снеговой пыли  собственною фигурой,  волочась на вожжах.  Не  сдержать коня  и  вывалиться с  дровней -  это  во  хмелю может случиться со  всяким;  но  для "хорошего татарина" позорно выпустить из  рук вожжи, хотя бы при таких затруднительных обстоятельствах.

        Но  вот  прямая,  как  стрела,  улица  приходит  в  какое-то  особенное суетливое  оживление.  Ездоки  приворачивают к  заборам,  пешие  сторонятся, татарки в красных чадрах,  нарядные и пестрые,  сгоняют ребят по дворам.  Из юрт выбегают любопытные, и все поворачивают лица в одну сторону.

        На  другом конце  длинной улицы появилась кучка всадников,  и  я  узнал бега,  до которых и якуты, и татары большие охотники. Всадников было человек пять,  они мчались как ветер,  и когда кавалькада приблизилась, то впереди я различил серого конька,  на котором вчера приехал Багылай.  С  каждым ударом копыт пространство,  отделявшее его от скакавших сзади, увеличивалось. Через минуту все они промчались мимо меня как ветер.

        Глаза  татар сверкали возбуждением,  почти злобой.  Все  они  на  скаку размахивали руками  и  ногами и  неистово кричали,  отдавшись всем  корпусом назад,    почти  на    спины  лошадям.    Один  Василий  скакал  "по-расейски", пригнувшись к лошадиной шее,  и изредка издавал короткие свистки,  звучавшие резко,  как удары хлыста. Серый конек почти ложился на землю, распластываясь в воздухе, точно летящая птица.

        Сочувствие улицы,  как  всегда в  этих случаях,  склонилось на  сторону победителя.

        - Эх,  удалой  молодца!  -  вскрикивали в  восторге зрители,  а  старые конокрады,  страстные любители дикого спорта,  приседали и  хлопали себя

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту