Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

13

с  размахами ночного урагана.

        Я забылся на несколько минут смутною дремотой,  но, кажется, ненадолго. Буря выла в  лесу на  разные голоса и  тоны.  Каганец вспыхивал по временам, освещая избушку.  Старик сидел на своей лавке и шарил вокруг себя рукой, как будто  надеясь найти кого-то  поблизости.  Выражение испуга и  почти детской беспомощности виднелось на лице бедного деда.

        - Оксано,  голубонько,-  расслышал я его жалобный ропот,-  а кто же это там в лесу стонет?

        Он тревожно пошарил рукой и прислушался.

        - Эге!  -  говорил он опять,-  никто не стонет. То буря в лесу шумит... Больше ничего, лес шумит, шумит...

        Прошло еще  несколько минут.  В  маленькие окна то  и  дело заглядывали синеватые огни  молнии,  высокие  деревья  вспыхивали за  окном  призрачными очертаниями и  опять исчезали во тьме среди сердитого ворчания бури.  Но вот резкий  свет  на  мгновение  затмил  бледные  вспышки  каганца,  и  по  лесу раскатился отрывистый недалекий удар.

        Старик опять тревожно заметался на лавке.

        - Оксано, голубонько, а кто ж это в лесу стреляет?

        - Спи,  старик,  спи,-  послышался с печки спокойный голос Мотри.-  Вот всегда так:  в бурю по ночам все Оксану зовет.  И забыл, что Оксана уж давно на том свете. Ох-хо!

        Мотря зевнула,  прошептала молитву,  и  вскоре опять в  избушке настала тишина, прерываемая лишь шумом леса да тревожным бормотанием деда:

        - Лес шумит, лес шумит... Оксано, голубонько...

        Вскоре  ударил  тяжелый  ливень,  покрывая  шумом  дождевых  потоков  и порывание ветра, и стоны соснового бора...

          1886

          ПРИМЕЧАНИЯ

        Рассказ написан в  январе 1886 года и напечатан в том же году в журнале "Русская мысль", No 1.

        "...Рассказ  этот  написан совсем-таки  по  заказу,-  сообщал Короленко своему брату Юлиану в  письме от  23 января 1886 года,-  объявления о  нем в газетах  появились,    когда  он    еще  не  был  окончен,    и    мне  пришлось порядочно-таки  испортить себе  крови срочной работой.  Если  рецензенты его "распушат",  то это будет иметь основание,  это,  собственно, художественная безделка".

        Мелодия лесного шума,  которой проникнут весь рассказ, впервые поразила Короленко в  годы  его  раннего детства.  В  "Истории моего современника" он передает воспоминание о  своей  первой  прогулке в  сосновом бору  в  раннем детстве: "Здесь меня положительно заворожил протяжный шум лесных верхушек, и я остановился как вкопанный на дорожке...  Я, кажется, чувствовал, что "один в  лесу" -  это,  в  сущности,  страшно,  но,  как заколдованный,  не мог ни двинуться,  ни произнести звука, и только слушал то тихий свист, то звон, то смутный говор и вздохи леса, сливавшиеся в протяжную, глубокую, нескончаемую и осмысленную гармонию,  в которой улавливались одновременно и общий гул,  и отдельные голоса живых гигантов,  и колыхания, и тихие поскрипывания красных стволов... Все это как бы проникало в меня захватывающей могучей волной... Я переставал чувствовать себя отдельно от  этого моря жизни,  и  это  было так сильно,  что когда меня хватились и брат матери вернулся за мной, то я стоял на том же месте и не откликался...  Впоследствии эта минута часто вставала в моей душе,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту