Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

3

в соседней комнате.  Дождь все лил,  хотя немного тише. Теперь яснее слышались струйки, падавшие с крыши и с водосточных труб.

        Глаза Голована стали невольно обращаться к  темной комнате.  Он  всегда удивлялся,  как это девочки не боятся спать в темноте,  в которой ему всегда чудились странные фигуры.  Некоторые- из этих фигур были ему давно знакомы и теперь начинали уже роиться,  хотя еще не были видны.  Казалось, пока только еще    шевелится    сама    темнота,    переполненная  начинающими  определяться призраками.

        Тихое всхрапывание няньки вспугивало их, они вздрагивали, смешивались и исчезали, но тотчас же возникали опять, каждый раз с большею настойчивостью.

        Это было очень мучительно,  и  Головану становилось даже легче,  когда, наконец, они появлялись яснее...

        Прежде других появился,  как  и  всегда,  высокий щеголеватый господин, весь в зеленом,  с ослепительно белыми воротничками и манжетами. Лица у него не  было,  и  это-то  казалось особенно страшно.  Кроме  того,  он  не  имел выпуклостей,  а  как-то странно отграничивался от темноты,  как будто темная пустота просто  окрасилась в  зеленый цвет.  Иногда же  Васе  казалось,  что господин  вырезан  из  зеленого  и    белого  картона,    что  не  мешало  ему прохаживаться очень чопорно и с большою важностью "фигурять", как выражались дети, которым Вася днем передразнивал его походку.

        В  первые мгновения зеленый господин появлялся в глубине комнаты,  чуть видный.  Он проходил по круговой линии, точно его кто передвигал на пружине, скрывался в  левом углу и  мгновенно опять появлялся у правой стороны,  чтоб опять пройти по  кругу,  но  уже ближе и  яснее.  Тогда-то  Вася начинал его бояться.    Сначала  он  старался  не  видеть  зеленого  господина,  потом  с язвительною иронией уверял себя,  что господин вырезан из картона.  Но когда он подходил каждый раз все ближе, Васе становилось все страшнее: а что, если у  него окажется лицо и  он взглянет прямо?  Тогда уже придется окончательно отказаться от предположений о картоне...

        Вместе с  тем,  около зеленого господина начинало шевелиться еще что-то маленькое и  беспокойное.  Оно уже вовсе не  имело никакой формы и  казалось просто  комком  темноты,  которая копошилась и  производила разные движения, смешные на вид,  но,  в сущности,  страшные.  Вася подозревал тут враждебную хитрость:  сначала кажется смешным, чтобы привлечь внимание, а потом вдруг и у этого окажется лицо,- что тогда?

        Окликнув еще раз Мордика и опять не получив ответа,  Голован решил, что если он будет все лежать и  смотреть в темноту,  то ничего хорошего из этого не выйдет.  Нужно было отряхнуться от душевного застоя, из которого возникал кошмар,  поэтому он встал и  подошел к свечке.  Тараканы,  торопливо .семеня ножками, перебежали на другую сторону таза.

        Это  заняло Голована на  время,  потом он  стал  прислушиваться к  шуму дождя.

        Дождь заметно потерял силу.  Шопот его то  стихал,  то опять повышался, точно сонное дыхание. Зато подымался ветер, пробегал по вершинам деревьев, и тогда слышался резкий шелест.  Вася представлял,  как деревья клонятся среди ночной темноты и лепечут листвой; но потом он говорил себе, что это вовсе не деревья

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту