Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

6

рассказе ее уже нельзя было отделить,  и  Васе казалось,  что он  все это непременно видел и помнит.  Это  обстоятельство подавало иногда повод к  недоразумениям:  Марк, скептический и положительный,  напоминал порой,  что раньше Вася рассказывал иначе,  и  начинал утверждать,  что  все это враки и  "не может быть".  Вася страдал и старался смягчить Марка мягкостью и заискиванием; но иногда это не действовало,  и  Мордик,  со  свойственными ему  упрямством  и  жестокостью, начинал отрицать все.  Во-первых, он утверждал, что он все-таки был бы, если бы даже папу с мамой сделали опять неженатыми. Он все-таки был бы себе, да и только,  знать бы ничего не хотел...  Мало ли что!..  Потом он говорил,  что Вася не видал,  как папа украдывал маму через окно, потому что Васи тогда не было;  папа с  мамой были еще  не  женаты,  а  сам  же  Вася говорит,  что у неженатых не  бывает детей.  Потом он  шел  еще дальше и  подвергал сомнению самый факт "украдывания".  Женятся всегда днем и  выходят прямо в двери;  он видел,  как на  соседнем дворе женился лакей.  Он сошел с  крыльца и  сел на извозчика, а горничная, которая тоже с ним женилась, села в барскую коляску.

        - Ну врешь... ну вот и врешь! - горячо вступалась за Васю Маша.- Я сама слышала,  папа говорил в  гостиной,  что  мама -  краденая и  что ее  хотели отнять.

        - Нет, не краденая... нет, не краденая! - упрямо твердил Мордик.

        - Значит,  по-твоему,  папа солгал,  скажи:  солгал? - наступала горячо Маша.

        - Папа смеялся,  а вы, дураки, верите!.. Что взяла?.. И козла не было,- все это одни выдумки и враки и не может быть...

        - Нет,  не враки,  нет не "не может быть",  а  ты -  противный спорщик, гадкий Мордик!..

        - Враки, враки, враки!..-твердил Марк с холодным озлоблением.

        - Не враки,  не враки,  не враки!..-  старалась переспорить его Маша, а маленькая Шура, всегдашняя сторонница сестры, начинала плакать.

        Шум будил няньку... Но если даже этого не случалось, беседа все же была совершенно испорчена.  Дети в  эту минуту ненавидели Мордика,  как и  тогда, когда они с  трудом возводили карточные домики,  а  он упрямо стрелял в  них каждый раз из угла бумажными шариками.

        Фантастические  домики    Голована    тоже    рушились  от    скептического прикосновения,    и  дети  расходились  от  свечки  в  кислом  и  охлажденном настроении.  Вася огорчался до слез,  тем более, что он понимал, в сущности, что Мордик,  пожалуй, прав. Но только дело-то не в этом. И Вася тоже прав, и он вовсе не лгун. И потом: как же не было козла, когда козел был наверное, и мама сама говорила?..

          V

        Подойдя теперь к  свече,  Марк первым делом изловчился и щелкнул одного из тараканов так ловко,  что тот несколько раз перевернулся в воздухе и, как шальной, побежал в угол.

        Марк держался смело и свободно.  Не особенно красивые черты производили впечатление  уверенности и  некоторой  положительности.  Вася  был  любимцем матери, Марк - отца, который любил его за положительность и храбрость. Он не боялся  темной комнаты,  не  боялся холодной воды,  кидался в  реку  так  же свободно,  как  и  взбирался на  полок  жарко  натопленной бани.  Между  тем воображение у  Васи  настраивалось

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту