Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

9

свечей, закрывают глаза и начинают жалобно кричать от страха.  В это время Хапун на них налетает, как коршун, и хватает одного.  Потом,  когда выходят из синагоги,  все разбирают свои патынки,  но одна  пара всегда остается.  В  этот раз  остались громадные патынки старого Юдки, а потому все узнали, что Юдку схватил Хапун.

        Потом Юдка вдруг опять появился,  но  он хромал и  казался разбитым,  а дети его  стали бояться еще  больше.  Оказалось,  что Юдку спас его приягель мельник  из  Кодни.  Мельник этот  вышел  вечером на  свою  греблю  и  стоял спокойно,  почесывая брюхо и слушая, как вода шумит в потоках и бугай бухает в  очеретах.  А  вечер был  ясный.  Вдруг видит:  летит "какое-то" по  небу. Присмотрелся,  а  это  Хапун  тащит  огромного жида.  "Ну,-думает  мельник,- другого  такого  крупного  жида  не  найти.  Не  иначе  только  Хапун  моего покупателя,  старого Юдку,  на этот раз сцапал". Конечно, если бы не то, что Юдка всегда брал у  мельника муку,  никогда мельник не стал бы вмешиваться в это дело. Но тут он-таки пожалел старого знакомого.

        Поэтому, затопав ногами, он крикнул вдруг во весь голос:

        "Кинь,  это  мое!"  Хапун  выпустил ношу  и  взвился  кверху,  трепыхая крыльями,  как  молодой шуляк,  по  которому выстрелили из  ружья  (голос  у коднинского мельника-таки мое  почтение!).  А  бедный жид  со  всего размаху шлепнулся на греблю и сильно расшибся.

        Юдка был налицо,  и все видели, что он действительно хромал после этого происшествия.  Поэтому и  Мордик не стал спорить:  действительно,  у  евреев многое бывает.  Кроме того,  напоминание об  Юдке  и  вообще рассеяло в  нем зачатки скептического упрямства.

        - Да,  так вот тогда Мошко много мне рассказывал...  и то,  как родятся дети.

        - Ну?

        - Он говорит,  у бога есть два ангела:  один вынимает из людей душу,  а другой приносит новые души  с  того  света.  Вот  когда надо  у  кого-нибудь родиться ребенку, та женщина делается больна.

        - Отчего?

        - А  оттого,  что  бог  посылает обоих ангелов:  марш  оба  на  землю к таким-то людям и ждите моего приказа. Если на тех людей бог не серди гея, то говорит:  положите ребенка около  матери и  ступайте оба  назад.  Тогда мать опять выздоравливает.  А иногда говорит: возьми ты, смерть, душу у матери. И тогда мать умирает.  А иногда говорит:  возьми и мать, и ребенка,- тогда оба умирают.

        - А  знаешь что,-  добавил Голован,-  может,  это и правда,  потому что всегда боятся,  когда надо  ребенку родиться,  и  мама  недавно говорила:  а может, я умру.

        - А тетя Катя и умерла.

        - Ну, вот видишь.

        - Должно быть, этот ангел страшный?

        - Нет,  зачем...  я думаю, не очень страшный. Ведь он не по своей воле. Думаешь,  ему  очень приятно,  когда через него все  плачут?  Да  что ж  ему делать? Бог велит,- он должен слушаться. Он ведь не от себя.

        - А  заметил ты,  после того  как  Катя умерла,  какие у  Генриха глаза стали?

        - Темные.

        - Нет, не темные,- большие.

        - Большие и темные. И никогда он с нами так не шалит, как бывало.

        - И все ссорится и спорит с Михаилом.

        - Я  знаю,  отчего он  сердится.  Я  слышал,  как они сильно ссорились. Михаил  говорил:  когда  человек

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту