Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

18

же иначе? Происшествие с вами уже не первое. Во всех подобных опасных случаях, когда  ни  один ямщик не решится везти, обращаются к  этому молодцу, и он никогда не откажется. И заметьте: никогда  он не берет с собой никакого  оружия.  Правда, он  всем  импонирует.  С тех пор,  как он  уложил Безрукого, его сопровождает  какое-то  странное обаяние, и он сам,  кажется, тоже ему поддается.  Но ведь это иллюзия. Поговаривают уж тут разные ребята: "Убивца", мол,  хоть заговоренною пулей,  а все же взять  можно..." Кажется, упорство,  с  каким  этот  Константин  производит  по  нем    свои  выстрелы, объясняется именно тем, что он запасся такими заговоренными пулями.

          V. "Искоренитель"

        Василий Иванович насторожил, среди разговора, свои привычные уши.

        -- Погодите-ка, -- сказал он, --  кажется, колокольчик... Должно  быть, Проскуров.

        И  при  этом  имени  Василия  Ивановича,  очевидно,  вновь  обуяла  его смешливая веселость. Он быстро подбежал к окну.

        --  Ну, так и есть. Катит наш искоренитель. Посмотрите-ка,  посмотрите: ведь это картина. Ха-ха-ха!.. Вот всегда этак ездит. Аккуратнейший мужчина!

        Я подошел к окну. Звон колокольчика быстро приближался,  но сначала мне видно  было только облако пыли, выкатившееся как будто из лесу и бежавшее по дороге к  стану. Но вот  дорога,  пролегавшая  под горой, круто  свернула  к станции, и в этом месте мы могли видеть ехавших -- прямо и  очень близко под нами.

        Почтовая  тройка    быстро  мчала  легонькую  таратайку.  Из-под    копыт разгорячившихся  коней  летел  брызгами щебень  и мелкая  каменная  пыль, но ямщик,  наклонившись  с  облучка,  еще  погонял  и  покрикивал.  За  ямщиком виднелась фигура в  форменной фуражке  с кокардой и штатском пальто. Хотя на ухабистой  дороге таратайку то  и  дело  трясло и подкидывало самым жестоким образом, но  господин с кокардой не обращал на это ни малейшего внимания. Он тоже перегнулся, стоя, через облучок и,  по-видимому,  тщательно  следил  за каждым движением каждой лошади,  контролируя их  и следя,  чтобы ни одна  не отставала. По временам он  указывал ямщику,  какую, по его  мнению,  следует подхлестнуть, иногда даже  брал  у него кнут  и старательно, хоть и неумело, подхлестывал  сам.  От  этого  занятия, поглощавшего  все его  внимание,  он изредка только отрывался, чтобы взглянуть на часы.

        Василий  Иванович  все время, пока тройка  неслась в гору, хохотал, как сумасшедший; но когда колокольчик, забившись отчаянно  перед самым крыльцом, вдруг  смолк, смотритель  сидел уже на кушетке и,  как  ни  в чем не бывало, курил свою сигару.

        Несколько секунд со двора слышно было только, как дышат усталые лошади. Но  вдруг наша дверь отворилась,  и  в комнату  вбежал новоприезжий. Это был господин  лет  тридцати  пяти,  небольшого  роста,  с  несоразмерно  большой головой. Широкое лицо, с  выдававшимися несколько скулами,  прямыми бровями, слегка вздернутым носом и тонко  очерченными губами, было почти прямоугольно и дышало своеобразною энергией. Большие серые глаза смотрели в упор. Вообще, физиономия Проскурова на первый взгляд поражала  серьезностью выражения,  но впечатление это,  после нескольких мгновений,  как-то  стиралось. Аккуратные чиновничьи  "котлетки",  обрамлявшие  гладко    выбритые    щеки,  пробор    на подбородке, какая-то странная торопливость движений тотчас  же примешивали к первому  впечатлению  комизм,  который    только  усиливался  от  контрастов, совмещавшихся в этой своеобразной фигуре.

        Войдя  в  комнату,  Проскуров сначала  на  мгновение остановился, потом быстро окинул ее взглядом и, увидев  Василия Ивановича, тотчас же устремился к нему.

        --  Господин  смотритель!..  Василий Иванович,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту