Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

9

Так опять что в  них?  За рублем каким-нибудь ходишь,  ругают тебя и  за  глаза,  да и  в  глаза не стыдятся,  а  много ли прибытку?  -  пустяки!  Никогда крещеному человеку не перепадет столько, как жиду.  Вот когда бы еще жида унесла нелегкая из села,  тогда, пожалуй, можно бы и развернуться.  Ни к кому не пошли бы,  как ко мне, и за копейкой, когда надо на подати,  и за товаром. Ге! можно бы и шиночек, пожалуй, открыть... А на  мельнице или бы  кого посадил,  или хоть продал бы.  Ну  ее!  Как-то все человек еще не человек,  пока работает.  То ли дело, когда от грошика грошик сам  родится.  Этого только дурак не  понимает...  Заведи себе  пару свиней; глядишь -  свинья зверь плодущий -  через год уж  чуть не  стадо!  Так вот и деньги:  пускаешь их по глупым людям,  будто на пастбище, только не зевай да умей опять согнать по времени: от гроша родится десять грошей, от карбованца - десять карбованцев..."

        Тут мельник вышел уже на самый гребень дороги, откуда начинался пологий спуск к  реке.  Впереди уже слышно было,-  так,  чуть-чуть,  когда подыхивал ночной ветерок,-  как сонная вода звенит в потоках. А сзади, оглянувшись еще раз,  мельник увидел спящее в  садах село и  под высокими тополями маленькую вдовину хатку... Он остановился и подумал немного, почесываясь в голове.

        - Э,  дурак  я  был  бы!  -сказал он,  наконец,  пускаясь в  дальнейший путь.Пожалуй,  не выдумай дядько в ту ночь,  напившись наливочки,  залезть в омут,  теперь меня бы уж окрутили с Галею,  а она вот мне и неровня.  Эх,  и сладко же,  правда, целуется эта девка - у-у как сладко!.. Вот и говорю, что как-то все не так делается на этом свете. Если б к этакому личику да хорошее приданое...  ну,  хоть  такое,  как  кодненский  Макогоненко дает  за  своею Мотрей... Э, что уж тут и говорить!..

        Он  кинул из-под  горы последний взгляд назад,  когда на  селе раздался вдруг удар колокола.  Что-то  как  будто упало с  колокольни,  что виднелась среди села, на горочке, и полетело, звеня и колыхаясь, над полями.

        "Эге,  это уже,  видно,  становится на свете полночь",-  подумал он про себя и, зевнув во всю глотку, стал быстро спускаться под гору, думая опять о своем стаде.  Ему так и виделись его карбованцы, как они, точно живые, ходят по разным рукам,  в разных делах и все пасутся себе, и все плодятся. Он даже засмеялся,  представивши, как разные дурни думают, что стараются для себя. А придет срок,  и  он,  хозяин стада,  опять сгонит его в  свой кованый сундук вместе с приплодом.

        И  все  это  были  мысли  приятные.  Только воспоминание о  жиде  опять испортило эти приятные мысли.  Мельнику стало скучно,  что жид захватил себе все  пастбища и  его  бедным карбованцам нечем  кормиться,  негде плодиться, точно стаду баранов на  выгоне,  где уже побывали жидовские козы...  Тут уж, известно, не раскормишься.

        "Э,  чтоб  его  чертяка  забрал,  проклятого!"-подумал мельник,  и  ему показалось,  что вот это самое и есть то,  отчего ему так скучно...  Вот это самое  только  и  есть  плохое  на  свете.  Проклятые жиды  мешают крещеному человеку собирать свой доход.

        Тут,  в  половине горы,  где  тихий и  будто сонный шум воды в  потоках слышался уже  без перерывов,-

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту