Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

13

окончательно за лес, и на мельницу, на плотину, на реку пала темнота, а над омутом закурился белый туман.

        Чорт  беспечно затрепыхал крыльями,  потом опять лег,  заложив руки  за голову, и засмеялся.

        - Кричи, сколько хочешь. На мельнице пусто.

        - А вы почем знаете? - огрызнулся еврей и продолжал голосить, обращаясь уже прямо к мельнику:  -  Пан мельник, ой, пан мельник! Серебряный, золотой, бриллиантовый! Пожалуйста, выйдите сюда на одну, самую коротенькую секунду и скажите только три слова, три самых маленьких слова. Я бы вам за это подарил половину долга.

        "Весь будет мой!" - сказало что-то в голове у мельника.

        Жид перестал кричать, понурив голову, и горько-прегорько заплакал.

        Прошло  еще  сколько-то  времени.  Месяц  совсем ушел  уже  с  неба,  и последние отблески угасли на самых высоких деревьях. Все на земле и на небе, казалось,  заснуло самым крепким сном, нигде не слышно было ни одного звука, только еврей тихо плакал, приговаривая:

        - Ой, моя Сура, ой, мои детки, мои бедные детки!..

        Чорт немного отдышался и сел,  все еще сгорбившись, на гати. Над гатью, хоть  было  темно,  мельник ясно увидел пару рогов,  как  у  молодого телка, которые так и вырезались на белом тумане, что подымался из омута.

        "Совсем как наш!" -  подумал мельник и почувствовал себя так, как будто проглотил что-то очень холодное.

        В это время он заметил, что жид толкает чорта локтем.

        - Что ты толкаешься? - спросил тот.

        - Нет! Я что вам хочу сказать...

        - Что?

        - Скажите вы  мне  на  милость,  и  что  это у  вас за  мода -  хватать непременно бедного жида...  Почему вы  не  возьмете себе лучше хорошего гоя. Вот тут живет недалеко отличный мельник.

        Чорт  глубоко вздохнул.  Может,  и  ему  стало-таки скучно около пустой мельницы над омутом,  только он  пустился в  разговор с  жидом.  Приподняв с головы ермолку,  из-под которой висели длинные пейсы,-  он заскреб когтями в голове так  сильно,  как самый злющий кот скребет по  доске,  когда от  него уйдет мышь,- и потом сказал:

        - Эх, Янкель, не знаешь ты нашего дела! К ним я не могу и приступиться.

        - Ну!  И  что тут долго приступаться,  что за большово хитрость?  Я сам знаю, как вы меня сразу хапинули, что я не успел даже и крикнуть.

        Чорт весело засмеялся,  так  что даже спугнул какую-то  ночную птицу на болоте, и сказал:

        - Что правда, то правда: вас хватать легко... А знаешь ты, почему?

        - Ну-у?

        - Потому,  что вы  и  сами хапаете здорово.  Я  тебе скажу,  что такого грешного народа, как вы, жиды, и нет другого на свете.

        - Ой-вай, удивительно! А каково же это на нас греха?

        - А вот послушай...

        Тут чорт повернулся к жиду и стал считать по пальцам.

        - Дерете с людей проценты - раз!

        - Раз,- повторил Янкель, тоже загибая палец.

        - Людским потом-кровью кормитесь-два!

        - Два.

        - Спаиваете людей водкой - три.

        - Три.

        - Да еще горелку разбавляете водой - четыре!

        - Ну, пускай себе четыре. А еще?

        - Мало тебе, что ли? Ай, Янкель, Янкель!

        - Ну,  я не говорю, что этого мало, а только я говорю, что вы не знаете своего собственного дела. Вы думаете, мельник не берет проценты, вы думаете,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту