Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

14

мельник не кормится людским потом и кровью?..

        - Ну,  не бреши на мельника.  Он человек крещеный!  А  крещеный человек должен жалеть не только своих,  а  всех людей,  хотя бы и вас,  жидов.  Нет, Янкель, трудно к крещеному приступиться.

        - Ой-вай,  каково это ошибка!  - крикнул жид весело.- Ну, так я вам вот что буду говорить.

        Он вскочил,  и чорт также приподнялся,  и оба стояли друг против друга. Жид что-то прошептал,  указав через спину на яворы, и, загнув палец, показал его чорту:

        - Раз!

        - Брешешь,    не  может  этого  быть!    -    сказал  чорт,  немного  даже испугавшись, и сам посмотрел на яворы, где притаился Филипп.

        - Пхе, я лучше знаю! А вы погодите. Он опять прошептал и сказал:

        - Два!  А это вот,- и он еще раз зашептал чорту на ухо,- будет три, как честный еврей!..

        Чорт покачал головой и повторил в раздумья:

        - Не может быть.

        - Давайте об  заклад побьемся.  Если моя правда,  то  вы через год меня отпустите целого и еще заплатите мне убытки...

        - Ха!  Я согласен.  Вот это была бы штука, так штука! Тогда бы я не дал маху...

        - Ну,  я вам говорю,  вы сделаете славный гешефт!.. В это время на селе крикнул тот же петух,  и хотя крик был такой же сонный и на него опять никто нигде не откликнулся среди молчаливой ночи, но Хапун встрепенулся.

        - Э!  Ты мне тут все сказки рассказываешь,  а  я и уши развесил.  Лучше синица в руки, чем журавль в небе. Собирайся!

        Он взмахнул крыльями,  взлетел сажени на две над плотиной и опять,  как коршун,  кинулся на бедного Янкеля,  запустивши в  спину его лапсердака свои когти и прилаживаясь к полету...

        Ох,  и  жалобно же кричал старый Янкель,  протягивая руки туда,  где за рекой стояла на селе его корчма, и называя по имени жену и деток:

        - Ой,  моя Сурке,  Шлемка, Ителе, Мовше! Ой! господин мельник, господин мельник,  пожалуйста заступитесь,  скажите три слова!  Я ж вижу вас,  вот вы стоите тут под явором.  Пожалейте бедного жида,  ведь и жид тоже имеет живую душу.

        Очень  жалобно причитал бедный Янкель!  У  мельника будто  кто  схватил рукою сердце и  сжал в  горсти.  А чертяка точно ждал чего,-  все трепыхался крыльями,  как молодой стрепет,  не умеющий летать,  и  тихо-тихо размахивал Янкелем над плотиной...

        "Вот  подлый чертяка,-  подумал про  себя  мельник,  прячась получше за явором,- только мучает бедного жида! А там, гляди, и петухи еще запоют..."

        И только он подумал это, как чорт захохотал на всю реку и разом взвился кверху...  Мельник задрал голову, но через минуту чорт казался уже не больше вороны, потом воробья, потом мелькнул, как муха, как комарик... и исчез.

        А  на  мельника тут-то  и  напал  настоящий страх:  затряслись коленки, застучали зубы,  волосы поднялись дыбом,  и  уж сам он не помнит хорошенько, что с ним было дальше...

          VI

        - Стук-стук!..

        - Стук-стук-стук!..  Стук-стук!..  Что-то стучало в дверь мельницы, так что гул ходил по всему зданию,  отдаваясь во всех углах. Мельник подумал, уж не чертяка ли вернулся,-  недаром шептался о  чем-то с  жидом,-  и потому он зарылся с головой в подушку.

        - Стук-стук!.. Стук-стук!.. Эй, хозяин, отчиняй!

        - Не отчиню.

        - А почему

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту