Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

18

была совесть,  тот  себе думал:  "Хоть бы подводу дать за жидовские деньги..." Да,  видите,  побоялся каждый: пожалуй, люди догадаются, .что, значит, он с жидом не рассчитался. А мельник опять думал:  "Ну,  народ!  Вот так же и меня будут рады спровадить, если я когда-нибудь дам маху".

        Так-то бедная вдова и  поплелась себе в город,  и уж бог ее знает,  что там с нею подеялось. Может, присосалась где с детьми к какому-нибудь делу, а может,  и пропали все до одного с голоду. Все бывает! А впрочем, жиды своего не покидают. Худо-худо, а все-таки дадут как-нибудь прожить на свете.

        Стала  после  этого  громада  толковать,    кто  ж    теперь  у  них,    в Новой-Каменке,  будет шинкарем? Потому что, видите ли, хоть Янкеля не стало, а шинок все стоял себе на пригорочке,  и на дверях остались намазанные белою краской кварта и жестяной крючок...

        И  даже Харько сидел себе на  пригорочке и  покуривал люльку,  выжидая, кого-то бог пошлет ему в хозяева.

        Правда,  один раз,  под  вечер,  когда громадские люди стояли у  пустой корчмы  и  разговаривали  о  том,    кто  теперь  будет  у  них  шинковать  и корчмарить,-  подошел к  ним  батюшка и,  низенько поклонясь всем (громада - великий человек,  пред громадою не грех поклониться хоть и  батюшке),  начал говорить о том, что вот хорошо бы составить приговор и шинок закрыть на веки вечные.  Он  бы,  батюшка,  и  бумагу своею рукой написал и  отослал бы ее к преосвященному.    И    было  бы  весьма  радостно,    и  благолепно,    и  миру преблагополучно.

        Старые люди,  а за стариками и бабы стали было говорить,  что батюшкина чистая правда,  а  мельнику то  слово  показалось совсем неправильно и  даже обидно.

        "Вот тебе и  батько,-  подумал он с сердцем,-  вот тебе и приятель!  Да нет, погоди еще, пан-отче, что будет..."

        - Вот это-такк,  батюшка,  ваша правда,-  льстиво заговорил он,- что от той бумаги будет благополучно... А только, не знаю я, кому: громаде или вам. Сами вы,- не взыщите на моем слове! - всегда водочку из города привозите, то вам и не надо шинка. А таки и то вам на руку, что владыка станет вашу бумагу читать да похваливать.

        Громадяне усмехнулись себе в  усы,  а  батюшка только плюнул от великой досады,  нахлобучил соломенную шляпу и пошел прочь от шинка по улице,  будто не за тем и приходил...

        Ну,  что уж тут рассказывать!  Я думаю,  вы и без того догадались,  что мельник  задумал  сам  корчмарить  в  той  жидовской  корчме.  А  задумавши, поговорил хорошенько с  громадою,  угостил-таки кого надо в земском суде,  с исправником умненько потолковал,  потом с  казначеем,  а наконец со становым приставом да с акцизным надзирателем.

        Вернувшись после всего этого на  село,  пошел мельник к  шинку,  а  там сидит Харько и  покуривает на  пригорочке люльку.  Мельник только мотнул ему головой,  как Харько,- хоть и гордый человек,- тотчас вскочил на ровные ноги и подбежал к нему.

        - Ну, что скажешь? - спросил у него мельник.

        - А что мне говорить? Подожду, не скажете ли вы мне чего-нибудь.

        - То-то!

        Не стал уже теперь мельника словами гвоздить, а сгреб в обе руки картуз и, выслушавши, что ему сказал Филипп, ответил умненько:

        - Рад стараться для вашей

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту