Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

19

хозяйской милости!

        И  стал мельник шинковать в Новой-Каменке лучше Янкеля,  и стал сдавать людям на выпас свои карбованцы,  а как придет срок - сгонять их опять в свою скрыню, вместе с приплодом. И никто уже не мешал ему в Новой-Каменке.

        А  что люди не раз от него плакали горькими слезами,-  ну,  и  это тоже правда...  Таки плакали не мало:  может,  не меньше, чем от Янкеля, а может, еще и  побольше,-  этого уж  я  вам не  скажу наверное.  Кто там мерил мерою людское горе, кто считал счетом людские слезы?..

        Никто не мерил,  никто и не считал, а старые люди так говорят: идет или ходит,  на одно выходит,  что клюкой, что палкой - все спине не сладко... Не знаю, как кто, а я думаю, что это правда...

          VIII

        Вот,  признаться вам,  и  не  хотелось бы мне про своего приятеля такое рассказывать,  а делать нечего: начал, так надо довести до конца,- из песни, говорится, и слова одного не выкинешь...

        Вот,  видите,  какое дело... Старому Янкелю только и нужна была людская копейка.  Бывало,  где хоть краем уха заслышит,  что у  человека болтается в кармане рубль или хоть два, так у него сейчас и засверлит в сердце, сейчас и придумывает такую причину,  чтобы тот  рубль,  как  карася из  чужого пруда, выудить. Удалось - он и радуется себе со своею Суркой.

        Ну,  а уж мельнику этого мало.  Янкель сам перед всяким человеком в три погибели гнулся, а мельник людей гнет, а сам голову дерет кверху, как индюк. Янкель,  бывало,  юркнет к  становому с заднего хода и трусится у порога,  а мельник валится на крыльцо,  как в свою хату.  Янкелю,  если под пьяную руку кто и в ухо заедет,  так он сильно не обижался:  повизжит,  да и перестанет, разве потом выторгует лишний пятак.  А  мельник и  сам не одному христианину так чуприну скубнет, что, пожалуй, и в руках останется, а из глаз искры, как на  кузнице из-под  молота,  посыплются...  Да,  вот какое дело;  мельнику и денежки отдай,  и  почет.  Перед иконой люди низко кланялись,  а  перед моим приятелем еще ниже.

        А  ему все что-то  мало.  Ходит сердитый да невеселый;  будто его щенок какой за сердце теребит. И все себе думает:

        "А не так что-то на свете устроено -  нет,  не так! Что-то человеку и с деньгами не так весело, как бы хотелось".

        Вот раз Харько его и спрашивает:

        - А  что вы это,  хозяин,  невеселый все ходите,  будто кто вас в помои окунул? Чего еще ваша хозяйская душа хочет?

        - Может, если б я женился, то стало бы мне повеселее.

        - Так оженитесь, на здоровье вам.

        - То-то вот и оно.  А как тут оженишься, когда дело не выходит, с какой стороны за  него ни  ухватись?  Я  уж  скажу тебе правду:  как был я  еще не мельник,  а только подсыпка,  то любился тут на селе с Галей вдовиной, может знаешь...  И если б дядько не утоп, то был бы я уже женатый. А теперь сам ты рассуди: ведь я ей не ровня.

        - Какая тут ровня! Вам теперь только и жениться, что на богача Макогона дочке, на Мотре.

        - Вот!  Я  и  сам вижу,  и люди говорят все одним голосом,  что по моим деньгам Макогоновы как раз придутся...  Так опять...  не  по  вкусу мне она! Сидит целый день,  как копна сена, да семечки лущит. Как взгляну на нее, так будто кто меня за нос возьмет да

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту