Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

21

"Вот вашей дочери жених - наш мельник".

        - А он что?

        - "Не дождет, говорит, ваша бабушка! Что, говорит, он стоит?"

        - А ты что?

        - А я говорю: "Вы, видно, не знаете, что нашего жида Хапун унес?"

        - "А когда так,  говорит,-то дело другое: как жида на селе не стало, то и мельник - стоющий человек..."

        - Ну, хорошо, Макогон согласится. Так еще Галя пойдет ли за подсыпку?..

        - Э,  как девку с  матерью погонят из  хаты,  то  рада будет жить и  на мельнице.

        - Так-то оно так...

          IX

        Мельник почесался...  А делу этому, вот, что я вам рассказываю, идет уж не день, а без малого целый год. Не успел как-то мельник и оглянуться,- куда девались и  филипповки,  и великий пост,  и весна,  и лето.  И стоит мельник опять у порога шинка,  а подле, опершись спиной о косяк, Харько. Глядь, а на небе такой самый месяц,  как год назад был, и так же речка искрится, и улица такая же белая, и такая же черная тень лежит с мельником рядом на серебряной земле. И что-то такое мельнику вспомнилось.

        - Э, послушай, Харько!

        - А что?

        - Какой сегодня день?

        - Понедельник.

        - А тогда, помнишь, как раз суббота была.

        - Мало ли их было суббот...

        - Тогда, год назад, в судный день.

        - А, вот вы что вспомнили! Да, тогда была суббота.

        - А теперь, когда у них судный день придется?

        - Вот я и сам не скажу,  когда он придется.  Жида поблизости нет, так и не знаю.

        - А небо, гляди, какое чистое, как раз такое, как и в тот день..

        И  мельник со  страхом посмотрел на  окно жидовской хаты,  не увидит ли опять, как жиденята мотают головами и жужжат, и молятся о своем батьке.

        Э,  нет!  То  все уже прошло.  От  Янкеля не осталось,  должно быть,  и косточек,  сироты пошли по дальнему свету, а в хате темно, как в могиле... И на душе у мельника так же темно,  как в этой пустой жидовской хате. "Вот, не выручил я  жида,  осирочил жиденят,-  подумал он про себя.-  А теперь что-то такое затеваю со вдовиной дочкой..."

        - Эй, хорошо ли оно у нас будет? - спросил он Харька.

        - Чем плохо?  Оно,  правда, есть и такие люди, что меду не едят. Может, вы из таких...

        - Не из таких я, а все-таки... Ну, прощай!

        - Прощайте и вы.

        Мельник пошел с пригорка, а Харько опять посвистал ему вслед. Посвистал хоть и не так обидно, как тот раз, а все-таки мельника задело за живое.

        - А ты что свищешь, вражий сын? - сказал он, обернувшись.

        - Вот уж и посвистать нельзя стало человеку!  -  обиделся Харько.-  Я у капитана в денщиках жил, и то свистал, а у вас нельзя.

        "Правда,-подумал мельник,-отчего бы ему и  не свистать.  А только зачем это все так делается, как в тот вечер?.."

        Он пошел с  пригорка,  а Харько все-таки посвистал еще,  хоть и тише... Пошел мельник мимо  вишневых садов.  глядь -  опять будто две  больших птицы порхнули в  траве,  и опять в тени белеет высокая смушковая шапка да девичья шитая сорочка,  и  кто-то  чмокает так,  что  в  кустах отдается...  Тьфу ты пропасть!  Не стал уж тут мельник и  усовещивать проклятого парня,-  боялся, что тот ему ответит как раз по-прошлогоднему...  И подошел наш Филипп тихими шагами к вдовиному перелазу.

        Вот и  хатка горит под

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту