Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

22

месяцем,  и  оконце жмурится,  и  высокий тополь купается себе в месячном свете...  Мельник постоял у перелаза, почесался под шапкой и опять занес ногу через тын.

        - Стук-стук!

        "Ох,  и будет опять буча, как тот раз, а то и похуже,- подумал про себя мельник.-  Проклятый Харько  своими проклятыми словами так  мне  все  хорошо расписал...  А теперь, как станешь вспоминать, оно и не того... и не выходит в тех словах настоящего толку.  Ну,  что будет,  то и будет!" - и он брякнул опять.

        Вот в оконце промелькнуло белое лицо и черные очи.

        - Мамо моя,  мамонько,-  зашептала Галя.-  А  это же  опять проклятущий мельник под оконцем стоит да по стеклу брякаеч.

        "Эх, не выскочит на этот раз, не обоймет, не поцелует хоть ошибкой, как тогда!.." -  подумал про себя мельник и таки угадал: вышла девка тихонько из хаты и стала себе поодаль, сложив руки под белою грудью.

        - А чего ты опять стучишь?

        Хотелось мельнику охватить девичий стан да  показать ей  сейчас,  зачем стучал,  и  даже,  правду сказать,  уже пододвинулся он  бочком к  Гале,  да вспомнил, что еще надо Харьковы слова высказать, и говорит:

        - А что мне и не стучать, когда вы мне столько задолжали, что никогда и не выплатитесь? Того и хата ваша не стоит.

        - А  когда знаешь,  что никогда не  выплатим,  то незачем и  стучать по ночам, безбожный человек! Старую мать у меня в могилу гонишь.

        - А какой ее бес,  Галю,  в могилу гонит? Если бы ты только захотела, я бы твоей матери старость успокоил!

        - Брешешь все!

        - Нет,  не брешу!  Ой, Галю, Галю, не могу я так жить, чтобы с тобой не любиться!..

        - Бреши,  как  собака  на  ветер...  А  кто  задумал к  Макогону сватов засылать?

        - Да  уж  думал или нет,  а  я  тебе щирую правду говорю,  хоть прикажи побожиться:  сохну без тебя...  А  как теперь будет у нас,  я тебе сейчас по порядку расскажу,  а ты,  если ты умная девка,  послушаешься меня. Да только смотри,  уговор:  слушай ты  меня ухом,  да отвечай языком,  а  руками чтобы ни-ни! А то я рассержусь.

        - Чудно что-то  ты принимаешься,-сказала Галя,  сложивши руки.-  Ну,  я послушаю,  а только смотри, если ты опять дурницу понесешь, тогда и не проси ты своего бога...

        - Э, не дурницу... Вот видишь ты... как это Харько начинал?..

        - Харько? А что тут между нами Харьку еще начинать?

        - Э,  помолчи,  а  то я  не скажу ничего хорошего...  Отвечай:  ты меня любила?

        - Ну, стала бы я такую скверную харю целовать, когда б не любила?..

        - А я кто тогда был: подсыпка или нет?

        - А подсыпка. Дал бы бог, чтоб и никогда не был мельником.

        - Тю!  не говори лишних слов,  а  то я собьюсь...  Выходит так,  что ты любила подсыпку,  так,  значит, и судьба тебе выйти замуж за подсыпку и жить на мельнице.  А  как я тебя прежде любил,  так и после буду любить,  хоть бы сватался к десяти Мотрям.

        Галя даже глаза себе протерла,- не снится ли ей сон.

        - А что это ты такое несешь,  человече?  Или я вовсе дура, или у тебя в голове одной клепки нехватает.  Как же  это я  пойду за  подсыпку,  когда ты теперь мельник? И как ты на мне женишься, когда сватов пошлешь к Мотре, а?.. Что ты это несешь, человече, перекрестись ты левою рукой.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту