Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

23

        - Вот еще! - сказал мельник.- Разве же у меня на мельнице нет подсыпки? А Гаврило...  чем тебе не подсыпка? Что маленько дурень, это правда, так нам это, Галечко, еще лучше, я тебе по правде скажу.

        Тут только девка разобрала, куда мельник клонит хитрую речь. Всплеснула руками да как заголосит:

        - Ой,  мамо,  мамонько, что он тут говорит! Да это ж он, видно, в турки хочет записаться да двух жен завести.  Тащи ты,  мамо,  кочергу из хаты, а я покамест своими руками с ним расправлюсь...

        Да  на мельника!  А  мельник от нее.  Отбежал до перелаза,  стал на нем ногой и говорит:

        - А,  так-то ты,  гадюка! Так выбирайтесь обе с матерью из хаты. Завтра отберу за долги. Геть! А она ему.

        - Выбирайся и ты,  турка,  сейчас из моего саду,  пока он мой. А то как вцеплюсь вот сейчас ногтями, то и Мотря твоя не узнает, где у тебя что было! .

        Вот и говори с нею! Плюнул мельник, скорехонько соскочил с тына и пошел из села сердитый.  Вышел на гребень горы, откуда уже слышно было, как вода в потоках шумит, так еще обернулся и погрозился кулаком...

        А в это время как раз: динь, динь...

        Опять зазвонили на селе, на звоннице, самую полночь...

          X

        Мельник подошел к  своей мельнице,  а  мельница вся  в  росе,  и  месяц светит, и лес стоит и сверкает, и бугай, проклятая птица, бухает в очеретах, не спит, будто поджидает кого, будто кого выкликает из омута...

        Жутко стало мельнику Филиппу.

        - Эй, Гаврило! - крикнул он на мельницу.

        - У-У, У-У,- отозвался с болота бугай, а на мельнице никто ни чи-чирк.

        "Э,  проклятый  парубок!  опять  помандровал  к  девкам..."  -  подумал мельник,  и не хотелось что-то ему идти в пустую мельницу.  Хоть и привык, а все-таки вспоминалось иной раз,  что под мельничным полом,  промежду сваями, не одни рыбы да ужи плавают в темной воде...

        Он  оглянулся к  городу.  Тихо,  светло,  туман чуть-чуть закурился над речкой,  что уплывает себе за лес, и не видно ее в светлой мгле... А на небе ни облачка...

        Назад посмотрел и опять удивился, откуда в его запруде столько глубины: и для месяца, и для звезд, и для всего синего неба...

        Глядь,      а    в    воде    по-над    звездами    будто    комарик    летит... Пригляделся,-вырос комарик как муха,  потом стал как воробей,  как ворона, а вот уж как здоровый шуляк.

        - Цур  тобi,  пек  тобi ["Цур тобi,  пек тобi" -  заклинание],-  сказал мельник и,  подняв глаза,  увидел,  что это не в  воде,  а  по воздуху летит что-то прямо к мельнице.

        - А бей тебя сила господня!  Это,  видно, опять Хапун в город поспешает за  добычей.  Видишь ты,  собачья вера,  как заленился на этот раз:  полночь пробило, а он еще только в дорогу собрался...

        Он стоял так,  с задранною головой, а по воздуху уже, как орел, летело, кружась, облако и опускалось книзу; а из того облака что-то жужжало так, как в хорошем пчелином рою, когда рой вылетит из пасеки поверх саду...

        - А,  опять у меня на плотине отдыхать задумал?  Видишь ты,  какую себе моду завел.  Погоди,  поставлю на тот год "фигуру" (крест),  так небойсь, не станешь по дороге,  как в заезжий дом, на мою плотину заезжать... Э, а что ж это он  так шумит,  как змеек с  трещоткой,  что

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту