Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

26

себе, с позволения вашего, чорт...

        - Ну-у?  Брешешь,  я думаю.  Э!..  А пожалуй,  твоя правда.  И рога,  и хвост,все как следует. А пейсы по бокам морды зачем?

        - Да я себе, не в обиду вам сказать, жидовский чорт.

        - А!..  Вот видишь ты,  какая оказия!.. Так это не ты ли в прошлом годе нашего Янкеля уволок?

        - Ну, ну! Я самый.

        - А теперь же кого? Меня, что ли? То я и закричу, ей-богу закричу... Ты еще не знаешь, какая у меня глотка.

        - Э, не кричи напрасно, добрый человек. На что ты мне сдался?..

        - Может,  мельника? Позвать тебе, так я и позову. Э, нет, постой! А кто ж у нас шинковать станет?

        - А у него разве есть шинок? - У него?.. Нет, у него два; один на селе, а другой при дороге...

        - Ха-ха-ха! Не оттого ли тебе мельника и жалко?

        - Ой!  Как ты смеешься здорово...  Ха!  Не такой я  человек,  чтобы его пожалеть!..  Нет,  не так я  сказал!..  Это он не такой человек,  чтоб я его пожалел.  Он думает, Гаврилко-дурень... Ну, это-таки правда: я себе не очень умный человек,  не взыщите вы с  меня.  А все-таки когда ем,  то в чужой рот каши не кладу,  а только в свой. И как оженюсь, то опять для себя же. Правду я говорю или нет?

        - Правда оно - правда, ну, а только я не знаю, к чему она клонит.

        - Хе,  может,  тебе не надо знать,  то ты и  не знаешь,  а как мне надо знать, то я и знаю, зачем он меня женить хочет. Ой, знаю я хорошо, даром что я не очень догадливый человек.  Вот и тот раз,  как вы Янкеля схапали,  я об нем пожалел:  "Кто ж  теперь,-говорю хозяину,-у нас шинковать будет?" А он и говорит:  "Тю,  дурень!  Разве не найдется кому?  А  хоть бы и я вот!" Так и теперь:  возьмете вы  себе мельника,-  найдется у  нас  кому жидовать и  без него...  Ну,  а  я тебе,  добрый человек...  тьфу,  тьфу,  не взыщите,  ваша милость!  Вот же  человеком назвал поганого чорта...  Теперь я  тебе вот что скажу: что-то мне того, что-то спать хочется. Ты себе как хочешь... бери его себе сам,  а я пойду лягу,  вот что,  потому что я маленько нездоров.  Вот и будет хорошо... Ага!..

        Тут подсыпка опять стал заплетать ногами и насилу отпер двери,  как уже повалился и захрапел.

        Чорт  весело засмеялся и,  став  на  краю  плотины,  моргнул Янкелю под ясоры:

        - А кажется, твоя правда, Янкель. Что-то выходит похоже... Дай, однако, мне какую одежину на подержание... Я заплачу...

        Янкель стал смотреть на  свет какие-то шаровары,  чтобы ошибкой не дать чорту новых,  а  в  это время за рекой,  по дороге из лесу,  показалась пара волов. Волы сонно качали головами, телега чуть-чуть поскрипывала колесами, а на телеге лежал мужик Опанас Нескорый, без свитки, без шапки и сапогов, и во все горло орал песни.

        Добрый был мужик Опанас, да только, бедняга, очень водку любил. Бывало, только снарядится куда выехать, а уж Харько у шинка сторожит и кличет:

        - Не выпить ли тебе чарочку, Нескорый? Куда торопиться?

        Он и выпьет.

        Выедет после того за село,  через плотину, а там уж, у другого шиночка, сам мельник кличет:

        - А не выпьешь ли чарочку. Нескорый? Куда тебе поспешать?

        Он и тут выпьет. Глядишь - и вернется домой, никуда не ездивши.

        Да,  добрый был мужик,  но, видно, судьба ему судила

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту