Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

29

скажите, что это с ним подеялось и с каких пор?

        - Ас тех пор, как богачом стал.

        - Да деньги стал раздавать в лихву.

        - Да шинок открыл.

        - Да мужа моего Опанаса с проклятым Харьком так окрутил,  что уж мужику и ходу никуда, кроме кабака, не стало.

        - Да и наших мужей и батьков споил всех дочиста.

        - Ой,  ой, лихо нам с ним, с проклятым мельником! - заголосила какая-то и, вместо недавней песни, пошли над рекой вопли да бабьи причитанья.

        Поскреб-таки  Филипп свой  затылок,  слушая,  как  за  него заступаются молодицы. А чорт, видно, совсем оправился. Смотрит искоса да потирает руки.

        - Э,  это еще что!  -звонко перекричала всех вдова Бучилиха.- А слыхали вы, что он над Галей над вдовиной задумал?

        "Тьфу,-  плюнул мельник.- Вот сороки проклятые! О чем их не спрашивают, и  то им нужно рассказать...  И  как только узнали?  То дело было сегодня на селе, а они уж на покосе все дочиста знают... Ну и бабы, зачем только их бог на свет божий выпускает?.."

        - А  что бы  такое над вдовиной дочкой мой приятель затеял?  -  спросил чорт,  глядя по  сторонам так,  как  будто это  дело  ему  не  очень даже  и любопытно.

        И  пошли  тут  сороки выкладывать,  и  выложили одна  перед  другой все дочиста!

        Чорт помотал головой.

        - Ай-ай-ай!  вот это так уж нехорошо!  Этого уж,  я  думаю,  никто и от прежнего шинкаря Янкеля не видал.

        - О, да где же такое жиду придумать?

        - Вот еще!

        - Вот,  вижу я,  мои кралечки,  мои зозуленьки,  не  очень-то  вы моего приятеля любите...

        - А пускай же его все черти полюбят, а от нас не дождется...

        - Ой-ой-ой! Вот, видно, не много вы ему добра желаете...

        - Пускай его потрясет трясця (лихорадка)!

        - Пускай лезет в омут за дядьком!

        - Э, пусть и его чертяка схапает, как того Янкеля!.. Все засмеялись.

        - А правда твоя, Олено, потому, что он хуже жида.

        - Жид по крайней мере не ласовал,  оставлял хоть девчат в  покое,  знал свою Сурку. Чорт даже подпрыгнул на месте.

        - Ну, спасибо вам, ласточки мои, за ваше приветливое слово... А не пора ли вам уже идти дальше?

        А сам откинул голову,  как петух, что хочет закричать на заре погромче, и  захохотал,  не выдержал.  Да загрохотал опять так,  что даже вся нечистая сила проснулась на дне речки и пошли над омутом круги. А девки от того смеха шарахнулись так,  как стая воробьев,  когда в них кинут камнем: будто ветром их сдуло сразу с плотины...

        Пошли у мельника по шкуре мурашки,  и взглянул он на дорогу к селу:  "А как бы это,-  думает себе,- приударить и мне хорошенько за девками. Когда-то бегал не  хуже людей".  Да  вдруг и  отлегло у  него от сердца,  потому что, видит,  опять идет к  мельничной гати человек да еще не кто-нибудь,  а самый его наймит - Харько.

        "Вот, кусни-ка этого,- подумал он про себя,- авось, зубы обломаешь. Это мой человек".

          XI

        Наймит  шел  босиком,  в  красной  кумачной  рубахе,  с  фуражкой,  без козырька,  на затылке, и нес на палке новенькие Опанасовы сапоги, от которых так и разило дегтем по всей плотине.- "Вот какой скорый! - подумал мельник,- уж  и  взял себе чоботы...  Ну,  да ничего это.  На этого человека я  крепко теперь надеюсь".

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту