Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

5

их, заменяя старых героев новейшими... Однако эта полезная деятельность мало скрашивает судьбу горемыки-почтальона, и если он остается жив в своей плохой одежонке среди необычайных морозов, то приписывает это главным и даже исключительным образом водке, которой выпивает на каждой станции огромное количество без всяких видимых последствий, благо она достается ему дешево и доставляет даже некоторый, - право же, невинный при этих условиях, - доход...

            От него же главным образом этот трехтысячный тракт, с его почти единственными обитателями-станочниками, узнает новости, совершающиеся в далеком мире.

            Такой-то подвижник почтового ведомства стоял теперь у железной печки, с подогнутыми от холода ногами, протянув руки к пламени и кидая жадные взгляды на наши бутылки.

            - А это у вас коньяк?.. Коньячку я еще хвачу, - произносил он вдруг с робкою фамильярностью, подбегал к столу, наливал, опрокидывал и опять убегал к огню все с тем же видом человека, испуганного внутренним ознобом.

            - Слышь, почта, давай чайком побалуемся, - предложил Копыленков.

            - Невозможно, господа почтенные, - тороплюсь. Слушай, парень, - дружески обратился он к вошедшему в эту минуту писарю, - поберегайся! Едет ведь...

            Старичок вздохнул.

            - Что бог даст! Ждем давно, хоть бы уж как-нибудь скорее...

            - Теперь живо. Мне бы вот как-нибудь улететь, не напороться бы. Да где, не уйти - догонит! Хорошо, если на дороге где-нибудь...

            - Тебе-то что?

            - Да все от греха подальше. А слышь, парень, про жалобы-то узнал ведь...

            - Ну?

            - То-то... Сказывают, осатанел, беда!

            - Авось бог милостив. Мы не жаловались...

            - Да вы это про кого? - спросил Копыленков.

            - Арабин, курьер... Теперь из Верхоянска обращается.

            - Так-так-так! Вот почему у тебя и лошадей-то не оказалось. Понял! А вдруг бы мы у тебя лошадей-то последних и взяли...

            - Совершенно верно-с... Судите сами: приедут они сюда, и вдруг я им объявлю: нет лошадей! Что же это-с... Ведь тогда им здесь ночевать-с...

            Копыленков захохотал.

            - Ну, он тебя, братец, за ночь-то съест и с пиджаком с твоим.

            Почтальон тоже засмеялся, как-то порывисто, закинув голову назад. Старичок постарался улыбнуться, но больше из вежливости. Глаза его были задумчивы и озабочены.

            - Бог знает, бог знает... Прошлый раз уберегла царица небесная... Скотиной все-таки назвал.

            - Удостоил?

            - Да-с. Это что ж... Конечно, по прежнему времени, состоявши в чине коллежского секретаря, мог обижаться... Ну, между прочим, в настоящем ничтожном положении обязан терпеть... Вы самоварчик изволили приказывать? - спохватился он вдруг. - Ах, боже мой, что же я-с... Сейчас будет готово, - два самовара у нас. Ежели в случае приедет, и ему подадим... Сейчас...

           

         

      IV

           

            Через несколько минут нестарая еще и довольно красивая женщина, при входе которой почтальон опять закинул голову и засмеялся своим прерывистым смехом, а писарь стал как-то особенно серьезен, внесла небольшой самоварчик и принялась уставлять чайную посуду. Мы пригласили к чаю старичка и почтальона. Последний отказался и так же быстро,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту