Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

13

певучим голосом, - во-он куда она, матушка дорожка-те, вдарила во всю тебе степь.

            Брови девушки поднялись еще выше...

            - Ну, так что же все-таки?..

            - Да ведь земли-то, ты подумай, сколько под ее нужно. А ведь она, земля-те, хрестьянину дороже всего. Клади хоть по саженке, да длиннику эвона. Ведь она, дорога, не гляди на нее... встанет, до неба достанет!.. Так-то. Да еще деревина-те в силу взойдет, - опять корнем распялится. Обходи ее сохой!.. Да нешто это мыслимо...

            - Папочка? - полувопросом кинула девушка, но отец не ответил.

            - Так отчего же они ему не сказали?

            - Чего это?

            - Да вот, что ты говоришь... Они бы так и сказали Смурыгину...

            - Как поди не сказывали! Да вишь, - он все за бороду...

            - Папочка!

            Старый господин сидел с закрытыми глазами. Лошади немного припустили с горки, тарантас покатился быстрее, и опять за ним увязался клуб белой пыли, в котором толклись овода, и опять потянулась пустота, томление, зной... Старый господин вскоре действительно заснул.

           

         

      VI

           

            - Далеко ли еще, ямщик?

            - Верстов еще с десяток будет.

            - А дождем нас не промочит?

            - Дай-то господи! Солнышко-то, вишь, в хмару садиться хочет... Прогневался господь на православных. Прошлый-те год измаялся народишко, беда! А ноне, гляди, еще хуже будет. Хлеб горит. Вот кабы помиловал господь, - да нет, только дразнит... Ходят тучи, слоняются по небу, а что толку.

            Он поглядел кругом и вдруг, сняв шапку, перекрестился.

            - Кажись, в нашей стороне пало уж... Умолили, видно... Э-э-вон, гляди, потемнело... В аккурат над Липоваткой придется...

            Силуян не заметил, как лицо девушки вспыхнуло и опять побледнело.

            - Липоватка?.. там?.. - спросила она. - И ты оттуда?..

            - Оттеда... Липоватовские мы, господские были...

            Широким жестом он взмахнул кнутовищем, как бы охватывая взмахом весь видимый простор, и сказал:

            - В старые-те годы этто все - помещичье было. Что видишь поле, что видишь леса и луга, все было ихнее... Бестужевы - в Бестужевке, Кроли - в Анучине, Липоватовы на Липоватке, Егоров на Осиновке, Медигорский в Елховке...

            Лена с удивлением оглянулась кругом... Певучий голос ямщика мгновенно населил этот пустой простор целым роем знакомых ей с детства имен. И Кроли, и Анучины, и Медигорские - все это жило в рассказах няни, все эти имена она знала по семейным преданиям, видела их портреты, знала их характеры и семейные отношения. Где же они? На равнине где-то далеко белела усадьба, где-то еще чернела деревенька, казавшаяся просто кучкой темных пятен, синели остатки вырубленных рощ... Было тихо и пусто, но ей казалось, что эта чуткая пустота оживает, что вот сейчас Кроли поедут в Липоватку и Бестужевы в Анучино и встретятся ей на дороге, веселые, оживленные, радостные... Но она протирала глаза и не могла понять, - где же все это затерялось в этом молчаливом просторе...

            - А ты... Елену Степановну знал? - тихо и как-то застенчиво спросила она.

            - Это младшего-то барина, Семена Афанасьевича, жену? Помним. Красавица была, царствие небесное... Померла. Давно. Вот уж жалости было, как на

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту