Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

20

он попал на ноту верхнего регистра. Каждому тону он давал достаточно времени, и они один за другим, колыхаясь, дрожали и замирали в воздухе. Лицо слепого, вместе с напряженным вниманием, выражало удовольствие; он, видимо, любовался каждым отдельным тоном, и уже в этой чуткой внимательности к элементарным звукам, составным частям будущей мелодии, сказывались задатки артиста.

            Но при этом казалось, что слепой придавал еще какие-то особенные свойства каждому звуку: когда из-под его руки вылетала веселая и яркая нота высокого регистра, он подымал оживленное лицо, будто провожая кверху эту звонкую летучую ноту. Наоборот, при густом, чуть слышном и глухом дрожании баса он наклонял ухо, ему казалось, это этот тяжелый тон должен непременно низко раскатиться над землею, рассыпаясь по полу и теряясь в дальних углах.

           

         

      XI

           

            Дядя Максим относился ко всем этим музыкальным экспериментам [Эксперимент - опыт] только терпимо. Как это ни странно, но так явно обнаружившиеся склонности мальчика порождали в инвалиде двойственное чувство. С одной стороны, страстное влечение к музыке указывало на несомненно присущие мальчику музыкальные способности и, таким образом, определяло отчасти возможное для него будущее. С другой - к этому сознанию примешивалось в сердце старого солдата неопределенное чувство разочарования.

            "Конечно, - рассуждал Максим, - музыка тоже великая сила, дающая возможность владеть сердцем толпы. Он, слепой, будет собирать сотни разряженных франтов и барынь, будет им разыгрывать разные там... вальсы и ноктюрны [Ноктюрн (франц.) - небольшое музыкальное произведение лирического, задумчиво-мечтательного характера] (правду сказать, дальше "тих "вальсов" и "ноктюрнов" не шли музыкальные познания Максима), а они будут утирать слезы платочками. Эх, черт возьми, не того бы мне хотелось, да что же делать! Малый слеп, так пусть же станет в жизни тем, чем может. Только все же лучше бы уж песня, что ли? Песня говорит не одному неопределенно разнеживающемуся слуху. Она дает образы, будит мысль в голове и мужество в сердце".

            - Эй, Иохим, - сказал он одним вечером, входя вслед за мальчиком к Иохиму. - Брось ты хоть один раз свою свистелку! Это хорошо мальчишкам на улице или подпаску [Подпасок - помощник пастуха (обычно в подпаски брали подростков)] в поле, а ты все же таки взрослый мужик, хоть эта глупая Марья и сделала из тебя настоящего теленка. Тьфу, даже стыдно за тебя, право! Девка отвернулась, а ты и раскис. Свистишь, точно перепел в клетке!

            Иохим, слушая эту длинную рацею [Рацея - наставление] раздосадованного пана, ухмылялся в темноте над его беспричинным гневом. Только упоминание о мальчишках и подпаске несколько расшевелило в нем чувство легкой обиды.

            - Не скажите, пане, - заговорил он. - Такую дуду не найти вам ни у одного пастуха в Украине, не то что у подпаска... То все свистелки, а эта... вы вот послушайте.

            Он закрыл пальцами все отверстия и взял на дудке два тона в октаву, любуясь полным звуком. Максим плюнул.

            - Тьфу, прости боже! Совсем поглупел парубок! [Парубок (укр.) - парень] Что мне твоя дуда? Все они одинаковы - и дудки и бабы, с твоей Марьей на придачу. Вот

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту