Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

21

лучше спел бы ты нам песню, коли умеешь, - хорошую старую песню.

            Максим Яценко, сам малоросс, был человек простой с мужиками и дворней. Он часто кричал и ругался, но как-то необидно, и потому к нему относились люди почтительно, но свободно.

            - А что ж? - ответил Иохим на предложение пана. - Пел когда-то и я не хуже людей. Только, может, и наша мужицкая песня тоже вам не по вкусу придется, пане? - уязвил он слегка собеседника.

            - Ну, не бреши по-пустому, - сказал Максим. - Песня хорошая - не дудке чета, если только человек умеет петь как следует. Вот послушаем, Петрусю, Иохимову песню. Поймешь ли ты только, малый?

            - А это будет "хлопская" песня? - спросил мальчик. - Я понимаю "по-хлопски".

            Максим вздохнул. Он был романтик и когда-то мечтал о новой сечи [То есть мечтал о возрождении Запорожской Сечи; так называлась организация украинских казаков, возникшая в XVI веке. В XVII веке Сечь была центром восстаний против польской шляхты. В 1775 году по указу Екатерины II Сечь была распущена].

            - Эх, малый! Это не хлопские песни... Это песни сильного вольного народа. Твои деды по матери пели их на степях по Днепру, и по Дунаю, и на Черном море... Ну, да ты поймешь это когда-нибудь, а теперь, - прибавил он задумчиво, - боюсь я другого...

            Действительно, Максим боялся другого непонимания. Он думал, что яркие образы песенного эпоса [Эпос - здесь: украинские исторические песни, возникшие в казацкой среде в XVI-XVII веках] требуют непременно зрительных представлений, чтобы говорить сердцу. Он боялся, что темная голова ребенка не в состоянии будет усвоить картинного языка народной поэзии. Он забыл, что древние баяны, что украинские кобзари и бандуристы были по большей части слепые. Правда, тяжкая доля, увечье заставляли нередко брать в руки лиру или бандуру, чтобы просить с нею подаяния. Но не все же это были только нищие и ремесленники с гнусавыми голосами, и не все они лишились зрения только под старость. Слепота застилает видимый мир темною завесой, которая, конечно, ложится на мозг, затрудняя и угнетая его работу, но все же из наследственных представлений и из впечатлений, получаемых другими путями, мозг творит в темноте свой собственный мир, грустный, печальный и сумрачный, но не лишенный своеобразной, смутной поэзии.

           

         

      XII

           

            Максим с мальчиком уселись на сене, а Иохим прилег на свою лавку (эта поза наиболее соответствовала его артистическому настроению) и, подумав с минуту, запел. Случайно или по чуткому инстинкту выбор его оказался очень удачным. Он остановился на исторической картине:

           

            Ой, там на горi тай женцi жнуть.

           

            Всякому, кто слышал эту прекрасную народную песню в надлежащем исполнении, наверное, врезался в памяти ее старинный мотив, высокий, протяжный, будто подернутый грустью исторического воспоминания. В ней нет событий, кровавых сеч и подвигов. Это и не прощание казака с милой, не удалой набег, не экспедиция в чайках [Экспедиция в чайках - военный поход в отдаленные места в длинных и узких лодках. В таких лодках запорожцы совершали свои воинственные набеги] по синему морю и Дунаю. Это только одна мимолетная картина, всплывшая мгновенно

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту