Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

5

сломав любимые цветы дяди.  Это  очень сконфузило Дробыша.  Он  поднялся и  стал  с беспокойством смотреть на произведенные падением опустошения.  Его маленький противник стоял, весь насторожившись, ожидая, очевидно, продолжения битвы.

        Но Дробыш был малый добродушный и  сознавал,  что еврейчик был в  своем праве. Кроме того - общее сочувствие было не на его стороне.

        - И отлично,  и отлично,-сказала с негодованием моя сестра.-  Надо быть вежливым со всеми, а вы, Степа, грубиян и невежа.

        - Ну, что ж... Я и не обижаюсь,- смиренно сказал Дробыш.

        Тут  он  заметил Маню  и  вдруг  остановился с  простодушным выражением приятного удивления.

        - А это кто у вас,  Аничка?  Их сестра?  Какая хорошенькая! И совсем не похожа на жидовочку.

        Маня еще больше запрокинула свою красивую головку,  губка ее еще больше выпятилась,  и она,  повернувшись к сестре,  сказала вполголоса, но так, что Дробыш слышал:

        - Какой невоспитанный! Терпеть не могу бесцеремонности.

        Дробыш  засмеялся,  хотя  и  несколько  кисло.  Но  потом  отряхнулся и дружески взял за руку недавнего противника.

        - Ты    молодец,-сказал  он,-только  дерешься  по-кошачьи.    Ну,    давай познакомимся. Меня зовут Степан Дробыш. А тебя?

        - Фроим Мендель,-сказал тот и шаркнул ногой по песку аллеи. Было видно, что так кланяться при знакомстве его научила мать.

        - Ну, молодец Фроим. Ах, чорт возьми, я, кажется, разорвал рукав... Ну, ничего! Скажи, брат: это тебя в хедере, что ли, так научили драться? У нас в гимназии дерутся не так...

        - Я  в будущем году тоже поступлю в гимназию,-  сказал Фроим.-  Израиль тоже прежде учился в хедере, а потом поступил в гимназию.

        - За коим чортом ходить в хедер? - спросил Дробыш.

        - Это потому,-  сказал серьезно Израиль,-  что мы евреи...  Отец хочет, чтобы мы и в гимназии остались добрыми евреями...

        - Фью! - свистнул Дробыш.- В гимназии вы будете гимназисты...

        - Мама  тоже  говорит,    что  в  гимназии  мы  будем  гимназисты,    как все...-живо подхватил Фроим.-И она зовет .меня Альфредом...

        - Но ты все-таки останешься Фроим... И тебя так запишут,- строго сказал старший.

        - Да, меня так запишут, но звать можно и Альфредом...

        Дробыш пригласил всю  компанию кататься на  плоту в  их  саду.  Девочки пошли кругом через калитку,  а нам пришлось перемахнуть через забор. Израиль перелез несколько грузно.  Фроим живо подобрал длинные полы,  перевязал их в талии  фуляровым платком и  перебрался очень  ловко.  Когда  он  соскочил на другую сторону,  все мы кинулись к небольшому пруду, куда вскоре прибежали и девочки.  Дробыш хохотал,  указывая на  Фроима.  Его  фигура с  подобранными полами,  в черных чулках и патыночках, была точно маленькая шутливая пародия на  взрослого еврея...  Смех был  так непосредствен,  что Фроим нисколько не обиделся.  Он провел руками по пейсам,  поднял брови и скорчил гримасу. Маня слегка покраснела,  думая,-  не  надо ли  опять усмирить Дробыша,  но  потом звонко засмеялась и сама. И наше катанье на плоту прошло очень весело.

        Когда  нас  позвали  к  чаю,  мы  ввалились  в  гостиную  уже  знакомой приятельской гурьбой.  У нас были еще гости:  г-н Фаворский с супругой.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту