Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

10

Фроима наши занятия шли бы с гораздо меньшею живостью.

        Наш дом и  сад был недалеко от  окраины города.  К  саду соседа Дробыша примыкал большой пруд. Тут, невдалеке, пролегал большой шлях и, как всегда у выезда,  ютились кузницы.  Зимой на пруду гимназисты катались на коньках. Мы были завзятые конькобежцы. Даже Израиль со своей несколько неуклюжей высокой фигурой тоже порой появлялся среди веселой стаи и  сосредоточенно,  качаясь, как башня,  старательно выделывал "голландский шаг". При этом он точно решал какую-то задачу "по законам динамики", и мелкота старалась не попадаться ему на пути во время этих экспериментов. Фроим был в числе первых конькобежцев.

        Из кузниц часто выбегали,  все в  саже,  евреи молотобойцы и  мальчики, раздувавшие  меха,  и  смотрели  на  катанье.  При  этом,  конечно,  являлся невольный  антагонизм  между  свободно  резвящейся  молодежью  и    такой  же молодежью,  проводящею целые дни за горнами. Кузнецы .часто забавлялись тем, что,  наскоро выбежав из кузниц, швыряли под ноги катающихся палки или глыбы льда.  Однажды,  когда лед  был  довольно тонок,  они  под вечер разбили его полосой в  одном  месте.  Ночью эта  полоса опять подмерзла,  а  к  утру  ее припорошило снегом.  После уроков, когда ученики появились на льду,- лукавые кузнецы  ничего  не  сказали,    но,    видимо,    поджидали  чего-то.  Дробыш, считавшийся самым  смелым  конькобежцем,  разбежался  и  нечаянно  попал  на роковую полосу. За ним ввалился другой гимназист...

        Такие маленькие неприятности случались часто и не были опасны,  так как пруд был неглубок.  Мы связывали башлыки,  посылали вперед малышей и  потом, под  пение "дубинушки",  очень весело вытаскивали провалившихся.  Так было и этот раз. Но мы, конечно, не могли простить кузнецам ни их коварной ловушки, ни  злорадных  криков  ура,  огласивших берег  пруда  у  кузниц,  к  которым присоединились такие же  злорадные крики обозчиков,  проезжавших по  шляху с бочками смолы.  С  этих  пор  между берегом с  кузницами и  катком на  пруде установились своего рода  полушуточные боевые традиции.  Мы  свободно ходили берегом мимо  кузниц и  мирно разговаривали с  кузнецами.  Но  стоило надеть коньки и  сойти на лед,  как тотчас же обе стороны вступали на боевую почву. На  берегу  торжествовали кузнецы,  на  льду  гимназисты  сбивали  с  ног  и закидывали снежками кузнецов, неосторожно увлекавшихся преследованием. Никто при этом не думал о том,  что кузнецы почти сплошь -  евреи.  Это была война льда и берега, гимназии и кузниц, и ничего больше.

        Подошли рождественские каникулы,  потом -  крещение.  Накануне на  льду вырубили большой крест,  кругом расчистили снег  и  после  службы из  города двинулись хоругви,  духовенство в  ризах,  чиновники в  треуголках,  дамы  в роскошных    шубках    и    простой    народ...    Присутствовали  губернатор    и губернаторша.    Около    них    виднелись  между    прочим    г-н    Фаворский  с монументальными усами и его супруга.

        Водосвятие кончилось, публика разошлась и разъехалась, оставив огромное пространство вытоптанного снега, с узорным крестом посередине. Кругом креста стояли натыканные во  льду  елки...  И  тотчас же  гладкий лед  завизжал под коньками.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту