Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

11

        День был ясный и тихий. Светило солнце, но мороз крепчал. В вышине то и дело сами собой оседали большие хлопья инея и,  колыхаясь,  тихо садились на лед.    В  воздухе  было  что-то  бодрящее,    возбуждающее,    веселое,  почти опьяняющее.    Лед  взвизгивал  под  коньками  и  порой  звонко,  переливчато трескался.

        Ради водосвятия и торжественного христианского праздника кузницы с утра стояли закрытые.  По  окончании торжества их  начинали открывать,  но работы было мало,  И кузнецы,  такие же веселые,  как мы,  праздно толпились еще на берегу.  Между берегом и льдом замелькали,  сверкая на солнце, комья снега и куски льда...

        Один  из  молодых  молотобойцев,  Мойше  Британ,  парень  необыкновенно коренастый и сильный,  вдруг спустился с берега и храбро один пошел по льду. Это  был вызов.  Он  шел беспечно серединою пруда,  и  в  руках у  него была большая палка на длинной веревке.  Порой, остановившись, он пускал палку под ноги катающихся,  и несколько человек упало. С берега раздавались ободряющие крики:

        - Ура,  Мойше  Британ!  -  Еврейские мальчики  визжали  от  восторга  и радостно кувыркались в снегу.

        Фроиму пришла вдруг  идея.  Он  подъехал к  другому гимназисту,  и  они вдвоем взбежали на берег.  Никто на это не обратил внимания. Через несколько минут они  опять спустились рядом на  пруд и  стали приближаться к  Британу. Британ  смотрел  в    другую  сторону,    а    когда  с    берега  ему  крикнули предостережение,-  было уже поздно. Фроим и его сообщник вдруг разбежались в стороны и  в  руках у  каждого оказалось по концу веревки.  Веревка подсекла Британа,  и  он  полетел затылком на  лед,  высоко  задрав  ноги  в  больших валенках.

        Очередь торжества наступила для пруда... Лед огласился криками:

        - Ура,  наши!  Браво,  Фроим  Мендель.  Ура!  Зрелище падения было  так комично,  что  даже  на  берегу мальчишки хохотали и  визжали,  кувыркаясь в снегу...

        Падение на спину на льду всегда очень больно,  а порой и опасно. Британ несколько секунд лежал ошеломленный.  На берегу заметили его затруднительное положение и  кинулись  к  нему.  Но  Британ  поднялся  вдруг,  несколько еще ошеломленный, но тем более свирепый, и кинулся на своих врагов. Прежде всего он  схватил  за  середину  веревки,  которую  Фроим  с  товарищем  старались высвободить из-под  его ног,  и,  сильно дернув ее,  пустил обоих с  бешеной силой по кругу...  Фроим по инерции пролетел совсем близко от берега.  Здесь был уже подмерзший неровный снег.  Фроим споткнулся и упал.  Через полминуты над ним образовалась живая куча копошащихся тел.

        - Бей Фроима! Бей Менделя! - кричали с берега.

        - Выручать Фроима!  -  отвечали гимназисты.  Они  расхватали стоявшие у Иордани  елки  и  с  ними  кинулись  на  выручку.  Все  пришло  в  тревожный беспорядок.  Евреев сбивали елками с ног...  Между берегом и прудом мелькали комья снега, ледяшки, палки. Побоище перестало походить на игру. Британ, как медведь,  скользя,  переваливаясь,  бежал к  свалке.  К  счастью,  он  опять поскользнулся и  упал,  а  в  это время товарищи успели выручить Менделя,  и ледяная армия опять отделилась от береговой. У Менделя лоб был в крови, и на месте свалки виднелось

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту