Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

19

        Тогда он выкрикнул несколько слов по-еврейски.

        Оба  мишуреса  вдруг  точно  окаменели  с  выпученными глазами.  Потом, спохватившись,    в    каком-то    торжественном  согласии  повели  лошадей  по направлению к  Васиному двору.  В  то  же  время  мишурес Баси  мчался через площадь журавлиными шагами с развевающимися полами лапсердака.  Узнав, в чем дело, он ринулся вперед, и широкие ворота Васиного двора раскрылись настежь. Сильный толчок,  ковчег закряхтел, качнулся и потонул в воротах. И тотчас же они спешно закрылись,  точно опасаясь,  что кто-нибудь может еще лишить Басю ее драгоценных постояльцев.

        - Израиль, ты слышал?- спросил удивленный Фроим.

        - Да, я слышал,- ответил тот.- Это приехал рэб Акива...

        - Кто такой этот рэб Акива? - спросил я.

        - Он не знает,  кто такой рэб Акива!  О,  амгаарец!  {Прим. стр. 428} - сбалаганничал Фроим.Рэб Акива первый цадик из самого Львова...  О, вай, вай! Какой это человек...  Ученый! Святой! Пророк... Мм-м... ц-цы, ц-цы, цир... А видел ты:  когда Ноев ковчег тронулся,  он все-таки упал навзничь, как самый простой человек, и, пожалуй, набил себе шишку!..

        Израиль пытливо, почти с любопытством посмотрел на брата и сказал мне:

        - А знаешь,  почему он так балаганничает?  Сознайся,  Фроим:  он смутил тебя.  Ведь ты действительно собирался сказать, что ты не еврей... Правда?.. Для чего?

        - Ну, хотя бы для того,- ответил Фроим,- чтобы слава великого Акивы бен Шлайме Львовского воссияла и  на  N-ской  площади.  Разве можно обмануть рэб Акиву?..  Мне  самому было  любопытно посмотреть,  как  подо мной раскроется мостовая и земля поглотит меня, как Корея... {Прим. стр. 428}

        Израиль усмехнулся и сказал:

        - А все-таки у тебя лицо красное... Тебе было стыдно.

        Фроим  пожал  плечами,  но  я  видел,  что  Израиль прав.  Лицо  Фроима покраснело еще больше.

        Между  тем  на  площади начиналось движение.  Когда оба  мишуреса,  как сумасшедшие,  выскочили из дома Баси и побежали к своим дворам, оттуда стали появляться люди,  быстро пробегавшие из дома в  дом,  исчезавшие в  соседних улицах и переулках. От двора Баси возбуждение разливалось по городу, разнося великую новость: рэб Акива находится в N...

        Через четверть часа на площади стали появляться евреи,  и  скоро кругом Васиного дома кишела толпа, напоминавшая встревоженный улей, в котором пчелы покрывают  матку...  Откуда-то  стремительно  прибежали  трое  городовых  и, протиснувшись к крыльцу и воротам,  стали оттеснять толпу.  Лица у городовых были красны, глаза выпучены и испуганы, голоса скоро охрипли... В нескольких местах евреи  приставляли лестницы,  и  уже  несколько фигур  лепились,  как муравьи,  на  карнизах второго этажа.  В  окнах  противоположных домов  тоже толпились зрители, надеявшиеся хоть издали увидеть великого цадика. Прислуга Баси наскоро закрывала ставни,  и какая-то толстая еврейка, которой при этом мешали,    ругалась  и  кричала,  точно  на  пожаре.  Вокруг  заезжего  двора поднимался многоголосый гул,  из которого то и дело выносились исступленные, почти истерические выкрики.  И  трудно было разобрать,  что  звучит в  них,- отчаяние или восторг.

        Через  некоторое  время  по    площади

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту