Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

21

седая  голова  патриарха,  и  рядом  г-н  Мендель  кричал  что-то вдогонку,  как  будто  заклиная неистовство толпы.  Потом  он  смолк и  стал обтирать платком взволнованное лицо.

        Всем нам было странно видеть это волнение всегда степенного и солидного г-на  Менделя.  Израиль смотрел на  отца  с  любопытством.  На  лице  Фроима виднелось выражение досады.

        - Охота была  отцу,-  сказал он,  когда мы  опять только втроем шли  по пустеющим улицам. Лицо Израиля вспыхнуло.

        - Что ты хочешь? - спросил он, и акцент в его речи послышался сильнее.- Ты не знаешь, что твой отец еврей?.. И что он никогда от этого не отречется, как ты? Для него это не шутка, а вера.

        Глаза  Израиля,  черные  и  глубокие,  сверкали,  картавил  он  сильнее обыкновенного, и нижняя челюсть у него выдвинулась. Фроим остановился и тоже посмотрел на брата загоревшимся взглядом.

        - Что ты меня упрекаешь моей шуткой!..  Пошутить над шарлатаном-цадиком - это значит отречься?.. По-твоему: да? Скажи: да?

        Видя,  что между братьями готова вспыхнуть резкая ссора, я взял Израиля под руку и сказал, шутя:

        - Ну,  Израиль,  я не знал,  что ты такой хусид!..  {Прим.  стр. 431} А знаете что:  глаза у него все-таки замечательные, и, признаюсь,- на меня вся эта сцена произвела впечатление, хотя я и не еврей...

        - Потому что это вера,- серьезно сказал Израиль.

        - Твоя вера? - уже шутя и довольно добродушно спросил Фроим.

        - Вера твоего отца и  матери...  И  еще  миллионов людей...-  уже чисто по-русски и без интонации ответил Израиль.

        - Неужели правда,- спросил я,- что этому цадику около восьмидесяти лет, как говорили в толпе?

        - Ну,  что ты говоришь?-сказал Фроим.-Восемьдесят!..  Пхэ... Ему тысяча лет.  Когда Иезекииль воскресил мертвых в  долине Дейро,  то  многие вошли в Иерусалим,  поженились и имели потомство.  Рэб Акива из этого поколения, и у него  есть  "мезузе" {Прим.  стр.  431} от  одного из  воскресших.  Спроси у Израиля. Он знает эту историю...

        Он посмотрел на брата с веселой усмешкой.  Но Израиль не слышал. Он шел с нами рядом,  и на лице его было выражение глубокой задумчивости, как будто он решал в уме сложную задачу.

        - Ну,  думай, думай, только не спи,- заключил Фроим и остановил меня за руку.  Нам следовало уже свернуть,  но Израиль шел прямо с тем же задумчивым видом, и Фроиму пришлось громко позвать его:

        - Израиль, мешигинер!.. [Сумасшедший (евр.)] Куда ты?..

        Все это было уже давно,  во времена моего далекого детства, но и до сих пор во мне живы впечатления этого дня.  Я  будто вижу нашу площадь,  кишащую толпой, точно в растревоженном муравейнике, дом Баси с пилястрами на верхнем этаже  и  с  украшениями в  особенном еврейском стиле,  неуклюжую громоздкую коляску на высоких круглых рессорах и молодые глаза старого цадика с черной, как смоль,  бородой.  И  еще вспоминается мне задорный взгляд моего товарища Фройма Менделя и готовая вспыхнуть ссора двух братьев.

        После  этого  еврейское население города долго  не  могло  успокоиться. Ходило много разговоров о  причинах внезапного появления рабби Акивы в нашем городе. Фроим укладывал нас в лоск, передразнивая городские толки.

        - Куда он поехал?  Ну,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту