Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

24

Израиль ожил опять?..  Потому что он знал:  писание учит евреев почтению к власти.

        Лицо Менделя-отца приняло выражение торжественное и мечтательное.

        - Вы,  мои дети,  должны помнить из талмуда историю Бавы-бен-Бута. Нет? Забыли уже Баву-бен-Бута...  Ай-ай-ай...-  сказал он с  горечью.-А между тем талмуд-  мудрая  книга.  Прежде великие европейские философы нарочно изучали еврейский язык,  чтобы читать библию и талмуд по-еврейски. И когда проклятый Пфефферкорн {Прим.  стр.  435} восстал на талмуд и  требовал,  чтобы все его книги  сжечь  рукой  палача,  то  разве против него  не  вооружились великие христианские ученые?  И  они доказали,  что в талмуде есть много мудрости не для одних евреев...  А Бава-бен-Бут?  Ну,  вот я вам расскажу, кто такой был Бава-бен-Бут. Он был мудрец, наставник народа, пориш - при царе Ироде. Много было учителей,  но  Бава-бен-Бут был самый мудрый.  И  сам царь часто с  ним советовался.  Но  пришел такой день...  Ирод  рассердился на  всех еврейских книжников.  Почему рассердился?  А потому, что прочитал в писании: "Из среды братий своих пусть Израиль поставит себе царя".  Он спросил: что это значит? Это  значит,  что  народ должен выбирать себе царя из  простых людей.  А  он считал,  что царь должен быть царского рода... Ну,- что делать: писание есть писание,  тут нельзя изменить ни одного знака.  А он себе подумал: "Вот чему они  учат темный народ.  Это  -  бунтовщики!"  И  он  приказал перебить всех учителей закона.  Но бен-Бута оставил. Почему оставил? Он сказал себе: "Если я  убью  Баву,-    кто  мне  даст  при  надобности  хороший  совет?  Оставьте бен-Бута...  Только выколите ему глаза,  чтобы он  не мог читать.  А  давать хорошие советы можно и без глаз..." Ну, хорошо. Выкололи Баве глаза... И еще Ирод говорит себе:

        "Вот  теперь я  узнаю правду.  Надо еще  более рассердить слепого Баву. Приставьте Баве пьявки кругом головы и уйдите все..." Вот сидит Бава-бен-Бут один, слепой, и пьявки пьют из него кровь..

        Голос  Менделя-отца  слегка  дрогнул.  Израиль  слушал  с  серьезным  и заинтересованным видом.  Лицо Фроима выражало равнодушие. Он вспомнил агаду, но  мораль ее,  повидимому,  ему  не  нравилась.  Быть  может даже,  он  уже пародировал    ее    в    уме.      Но    отец    этого    не    видел.      Инстинктом рассказчика-художника он чувствовал, где самый внимательный его слушатель, и повернулся в сторону дяди, который, опершись на ручку кресла, очевидно, ждал конца.

        - Что же вы себе думаете...  Сидит бен-Бут,  как Иов,  и  молится.  Ну, может быть,  плачет.  Кто пришел к Иову,  когда он сидел на навозе? Пришли к нему друзья и  стали говорить:  "Видишь ты,  что сделал над тобою бог?"  А к Баве  пришел царь  Ирод...  Царь Ирод думает себе:  "Вот теперь Бава слепой, Бава сердит на меня. Я узнаю от него правду". Прикинулся простым себе евреем и говорит:

        - Ну,  бен-Бава!  Видел ты, что сделал над всеми вами этот царь... Этот дикий зверь...

        Что же ответил Бава?  Он говорит: "Все от бога. Если так захотел царь,- что же я, бедный еврей, могу сделать..."

        - Прокляни его! Разве проклятие праведника ничего не значит?

        - Я  человек писания,-  отвечает Бава,-  а  в писании сказано:  "Даже

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту