Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

27

выражение,  как у ребенка,  которому протягивают руку.  И, действительно, оба старших еврея приготовились принять его, как только он ступит на землю.

        Сходя с подножки,  он наступил на длинную полу своего кафтана и чуть не упал.  То  же  повторилось,  когда он  стал подыматься на ступени.  Спутники подхватили его под руки и  почти внесли на подъезд,  так бережно,  точно это был хрупкий сосуд с драгоценной жидкостью.

        Эту  сцену,  кроме  меня,  наблюдали  еще  несколько человек,  случайно оказавшихся около дома Баси.  Когда за приехавшими захлопнулась дверь,  один из зрителей,  рыжий Лейзер,  служка из синагоги,  оглядел остальных и  издал характерное  восторженное восклицание...  Глаза  его  совсем  сощурились  от восторга,  и,  сложив пальцы щепотью,  он поднес их к  губам и несколько раз вкусно чмокнул...  Затем он  заговорил что-то быстро и  возбужденно.  Он был человек, как бы то ни было причастный к синагоге, и, повидимому, сразу узнал в приехавшем молодого ученого,  внешность и манеры которого отвечали всецело его эстетическим идеалам.  Он говорил скороговоркой, то и дело восторженно и вкусно чмокая...

        - Ой, вай! Ццы, ццы, ццы...- вторили и зрители, расходясь с чрезвычайно удовлетворенным видом...

        В  этот день я  не  видел никого из нашей компании.  Ночь я  проработал долго,  так как мне предстоял осенний экзамен, и проснулся очень поздно. Мне сказали,  что Дробыш и  Фроим забегали за мной и  отправились в лодке на тот берег озера. Барышня тоже с ними. Если я захочу, то могу найти их у моста.

        С  балкона второго этажа  было  видно  озеро.  Я  поднялся туда,  чтобы посмотреть,  не  плывут ли  они  уже обратно,  и  увидел под дальним берегом лодку,  которая двигалась по  направлению к  нашему берегу.  Две  пары весел быстро  взмахивали,  как  крылья  торопливо  летящей  птицы...  Взглянув  на горизонт,  я понял причину этой торопливости: далеко за окраинами города, за шляхом  и  полями -  с  утра  лежала большая туча.  Теперь она  сдвинулась и неслась по направлению к городу, клубясь и вздымаясь все выше. Деревья вдоль шляха быстро и тревожно метались,  нагибая вершины, и по шляху неслась точно пыльная метель. Где-то еще далеко глухо ворчал гром...

        Лодка была еще  только на  середине,  когда туча закрыла солнце,  озеро потемнело,  солнечные лучи  просвечивали лишь  сквозь края облаков,  рыжих и растрепанных.  На все легли опаловые оттенки.  Рванулся ветер, сорвал в саду массу уже пожелтевших листьев,  и вслед за ним пролетели вкось капли дождя с редкими крупными градинами.  Минуты две еще сквозь редкий дождь пруд и берег светились красно-опаловым светом...  Это было очень красиво,  и  я  невольно залюбовался,  пока тополи, потом домишки и кузница на берегу, потом середина пруда не  потонули в  густом ливне...  Лодочка на  середине помаячила еще во мгле и исчезла... Ливень с градом загрохотал по нашему саду и крыше.

        В  доме  поднялась  суматоха...  Тетка  послала  к  берегу  прислугу  с зонтиками и калошами.  Она волновалась... Мне показалось, что на ее половине я слышу еще чей-то голос,  как будто Баси.  Еврейка, всегда такая спокойная, теперь говорила что-то непривычно возбужденно и сердито...

        Я  с  нетерпением

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту