Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

35

что то, что мы хотим сделать,- хорошо...

        Он провел рукой по лицу, как будто что-то старался стряхнуть с себя, и, посмотрев на Дробыша беспомощным взглядом, сказал:

        - Я чувствую что-то... я не могу все... ясно. Объясни ты...

        В  это  время  от  дома  с  заднего  крыльца,  которое вело  на  кухню, послышался голос:

        - Фрумэ-э...  Ком а  ги-ир...  [Фрума...  Иди сюда (евр.)] -  Кричавшая прибавила что-то  еще  по-еврейски.  Можно было  понять,  что  прислуга Баси получила какие-то  решительные инструкции и  готова  пуститься тотчас же  на поиски.  Фрума вздрогнула и двинулась было на зов. Но Аня обняла ее за талию и нежно удержала на месте. Девочка прижалась к ней, и ее круглые глаза опять посмотрели на всех с испугом и вопросом.

        - Фрумэ-э...- послышалось опять от крыльца. Дробыш решительно подошел к Фруме и взял ее за руку.

        - Вот что,  милая Фрумочка.  Сейчас Фроим подойдет к  вам...  Иди сюда, Фроим... И наденет вам на пальчик вот это кольцо... Дайте сюда палец. Фроим, иди же  сюда...  Ну,  вот...  Тогда вас уже не  выдадут за  этого противного цадика. Вы будете женой Фроима... Дайте руку...

        - Фру-у-мэ-э!..-  Голос звучал уже ближе...  и  наводил на всех нервную торопливость.

        - Да что ты это,  Фроим!  Шевелись скорее.  У тебя дрожат руки. Ну, дай сюда...  На который палец?.. Все равно? Ну, вот так... Фроим, говори скорее, что надо...

        - Фру-умэ...- Голос был совсем близко. На боковой тропинке уже мелькало меж кустов красное платье толстой служанки...

        Фроим торопливо шагнул к девочке и сказал:

        Лицо  его  было  теперь очень бледно,  шрам  над  глазом горел багровым цветом.  Фрумочка,  взглянув ему в лицо,  вдруг вскрикнула: "Вай!.. Их ..... [Пропуск в  рукописи.  (Прим.  ред.)] Боюсь!  Боюсь!.." и,  вырвав у Дробыша руку, на которую он надевал кольцо, вдруг повернулась и побежала через кусты навстречу  служанке...  Через  минуту  из  кустов  послышался резкий,  почти исступленный голос  служанки...  Я  узнал  могучее  контральто,  почти  бас, оглашавший площадь в день приезда Акивы. Таща за собою Фрумочку, разъяренная баба вышла из  кустов к  нам на площадку и  стала быстро и  сердито говорить по-еврейски...

        Дробыш выступил ей навстречу и сказал:

        - Ну  .....  [Пропуск в  рукописи.  (Прим.  ред.)],  ладно.  Не  кричи, пожалуйста.  "Гей цур балабусте..." [Иди к хозяйке (евр.)] Скажи,  что Фрума повенчалась с Фроимом... Да смотри, не ори во весь голос... Не поможет.

        Женщина,  только тут понявшая,  в  чем дело,  сначала прямо окаменела с открытым ртом,  потом хотела, очевидно, разразиться криком и ругательствами, но Дробыш зажал ей рот, а Израиль подошел к ней совсем близко и сказал своим убедительным голосом по-еврейски:

        - Слушай,  женщина!  Не надо кричать. Ступай к своей хозяйке и расскажи ей первой.  Пусть посмотрит кольцо на руке Фрумы...  Если она захочет, чтобы ты выскочила на площадь и принялась кричать об этом... Тогда...

        - Тогда хоть надорви глотку,  нам все равно,-  закончил Дробыш, немного понимавший, как и я, местный еврейский жаргон.

        Повидимому,  служанка поняла.  Она крепко стиснула руку Фрумы,  и скоро обе фигуры исчезли на заросшей тропинке...

        - Теперь,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту