Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

36

брат, ау! Кончено. Но что это с тобой, Фроим? Ты как вареный: не мог caм надеть кольцо.  Постой,  дай руку! Да у тебя жар... Ступай скорее домой и ляг в постель.  Отведи его,  Израиль,  и позови доктора. Ну, ступай, Фроим. Не беспокойся. Дело все-таки сделано.

        -Да,-подтвердил Израиль.-Дело сделано...  Ты ведь знаешь,  Фроим.  Если Бася упрется -  она может вынудить развод. Но Эпштейн - коган... {Прим. стр. 454} Ему нельзя жениться на  разводке...  Значит,  во всяком случае Фрума от этого брака избавлена.

        Фроим радостно улыбнулся,  и оба брата пошли к дому. Израиль с ласковой заботой обнял его за талию и говорил что-то, наклоняясь к нему.

        - А  где же  еще наши?  -  спросил Фроим,  оглядываясь.-  А,  вот они в беседке.

        Действительно, Аня и Гершович были в беседке. Аня наклонилась к столу и плакала.  Гершович,  далеко не такой румяный,  как обычно,  смотрел на нее с глуповатым смущением.  Оказалось,  что он  убежал в  беседку при приближении служанки.  Дробыш,  к  которому  вернулась его  беспечная уверенность,  стал шутить  над  ним,  и  ему  удалось  успокоить Аню.  Вид  толстого Гершовича, боявшегося,  что он  попал в  schlechtes Geschaft [Плохое дело (нем.)],  был действительно очень комичен.

        Мы решили вернуться в дом, где, быть может, были новые посетители.

        - Каша  заварена,-    сказал  весело  Дробыш.-  Дальше  все  пойдет  уже естественным ходом. Нам больше делать нечего...

        Вдруг он быстро наклонился к земле и поднял что-то в песке. Теперь лицо его тоже вытянулось и напоминало отчасти лицо Гершовича.

        В руке у него было золотое колечко...

        - Бросила, значит... Или я не надел?..- Он смотрел на маленькое колечко с комическим недоумением.

        Нам,  впрочем,  было не  до смеха,  и  мы пошли к  дому,  опечаленные и смущенные...

        На следующий день мы узнали, что Фроим лежит в бреду...

        Бася была женщина умная.  Ни на другой день, ни в следующие дни,- никто в городе не говорил ничего об истории с импровизированным бракосочетанием. А еще через некоторое время она,  как ни в  чем не бывало,  явилась к  тетке с своим узлом.  Тетка была ей рада. Бася спокойно развертывала ткани, спокойно торговалась, и только, когда я вошел в комнату, ее глаза сверкнули особенным блеском.

        - Здравствуйте, Бася,-сказал я, немного смущенный.

        - Дай  бог  и  вам  здоровья,-  ответила она  и,  обернувшись к  тетке, сказала:-Я всегда говорю:  это -  счастье иметь таких детей.  Чистое золото, как я еврейка!.. Ну, что, если он не сын, а только племянник... Хорошо иметь и  такого племянника...  А где же барышня?..  Учится?..  В своей комнате?..- Бася  кинула  быстрый взгляд по  направлению соседней комнаты сестры,  дверь которой была не вполне притворена,  и  спросила с любопытством:  -  А кто ее учит?  У  нее  несколько учителей?..  Так.  Хочет  сдавать экзамен?  Хорошее дело...  Только зачем барышне держать экзамен? Барышне надо жениха. А теперь вот?..  Сейчас...  кто ее учит?.. Господин Дробыш?.. Ну, я видела, что к вам шел господин Дробыш.  И подумала себе:  зачем господин Дробыш идет так рано? Ну, он оч-чень умный, этот Дробыш. Вай! Вай! Правда?

        Предлагая этот вопрос,  она  внимательно посмотрела на  тетку,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту