Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

4

гуменца...

            Басистый мужик резко повернулся и пошел прочь... Его благодушный сотоварищ оглянулся с видом разочарованности и недоумения и кинул тоном полувопроса:

            -- Оканфузил?.. Ишь ты... Ай-ай-ай...

            И последовал за другими. Раскольники угрюмо направились к воротам. Странник, остался один. Его фигура резко выделялась на фоне колокольни, и в выцветших, когда-то синих глазах стояло странное выражение. Повидимому, он думал своей проповедью обеспечить себе ночлег, в котором ему отказали монахи. Почему же он вдруг изменил тон?..

            Теперь во дворе нас было только трое: странник, я и молодой парень под калашным навесом. Странник кинул быстрый взгляд в мою сторону, но тотчас отвернулся и подошел к калашнику. Лицо молодого парня сияло от удовольствия.

            -- А ловко ты их,-- сказал он...-- Уж именно что оканфузил. Вишь,-- у всех на макушках-те гуменца выстрижены... Черти горох молотили. Хо-хо-хо!

            Парень залился веселым молодым смехом и принялся убирать с прилавка товар внутрь ларя.

            Окончив это, он закрыл раздвижные дверцы и запер их на замок. Ларь был устроен удобно, в расчете на передвижение,-- на колесиках и с нижним помещением. Парень, очевидно, намеревался ночевать тут же, у хозяйского добра...

            -- Одначе пора и на спокой,-- сказал он, поглядев на небо.

            На дворе и за воротами, было тихо и пусто. На базаре тоже убирались с товаром. Парень покрестился на церковь и, открыв немного дверку, полез под ларь.

            Вскоре оттуда показались его руки. Он старался изнутри приладить небольшую заслонку к отверстию.

            Странник тоже оглянулся на небо, подумал несколько секунд и решительно подошел к ларю.

            -- Постой, Михайло! Я тебе, добрый человек, помогу.

            Белец убрал руки и выглянул снизу вверх из своего убежища.

            -- Антон я,-- сказал он простодушно.

            -- Ну, Антоша, давай помогу тебе.

            -- Ин помоги, спасибо скажу. Вишь, отседа трудно.

            Простодушное лицо Антона скрылось.

            -- Убери-ко-сь ноги-то маленько.

            Антон исполнил и это распоряжение. Тогда странник спокойно отставил дверку, проворно наклонился, и я с удивлением увидел, как он быстро юркнул в отверстие. Началась возня: Антон двинул ногами, и часть страннической фигуры показалась было на мгновение наружи, но тотчас же втянулась опять.

            Заинтересованный этим неожиданным оборотом, я почти инстинктивно подошел к ларю.

            -- А я закричу, пра, закричу,-- услышал я оттуда гнусаво-жалобный голос Антона.-- Вот ужо отцы опять накладут тебе в загорбок!

            -- А ты не кричи, Миша, зачем кричать? -- убеждал странник.

            -- Какой я тебе Миша... говорю, меня Антоном кстили...

            -- В монашестве наречен будешь Михаилом. Помяни тогда мое слово... Тс-с-с! Тише, Антоша, помолчи-ко-сь.

            В ларе водворилось молчание.

            -- Чего? -- спросил Антон.-- Чего слухаешь?

            -- Слышь, стучит... Дождик ведь.

            -- Ну так что?.. Стучит... Закричать вот,-- отцы тебе лучше того настукают.

            -- Ну, что ты все заладил одно: закричу да закричу. А ты лучше не кричи. Что я тебя съем, что ли? Я вот тебе еще про монашку сказку хорошую расскажу...

            -- Скрадешь, смотри,

 
Торро Украина

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту