Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

10

на дворе-те дождик,-- произнесла солдатка, глядя как-то в сторону.

            -- Нет. Облака порядочные... да, видно, сухие... Собирайся, Иван Иванович.

            Мы стали собираться. Первым вышел Иван Иванович. Когда, за ним, я тоже спустился в темный крытый двор, -- он тихо сказал, взяв меня за руку:

            -- А тот-то, долговязый. Вон у ворот дожидается.

            Я действительно разглядел Андрея Ивановича у калитки. Автономов с котомкой и своим посохом вышел на крыльцо, держа за руку солдатку. Обе фигуры виднелись в освещенных дверях. Солдатка не отнимала руки.

            -- Только от вас и было? -- говорила она разочарованно.-- Мы думали -- разгуляетесь.

            -- Погоди, в другой раз пойду, -- разбогатею.

            Она посмотрела на него и покачала головой.

            -- Где-поди! Не разбогатеть тебе. Так пропадешь, пусто...

            -- Ну, не каркай, ворона... Скажи лучше: дьячок Ириней все на погосте живет?

            -- Шуровской-то? Живет. Ноне на базар уехал. Тебе на што?

            -- Так. А... дочь у него была, Грунюшка.

            -- Взамуж она выдана.

            -- Далеко?

            -- В село в Воскресенское, за диаконом... Одна ноне старушка-те осталась.

            -- Ириней, говоришь, не возвращался?

            -- Не видали что-то.

            -- А живет богато?

            -- Ничего, ровненько живет.

            -- Ну, прошай!.. Эх ты, Глаша-а!

            -- Ну-ну! Не звони... Видно, хороша Глаша, да не ваша. Ступай ужо -- нечего тут понапрасну.

            В голосе деревенской красавицы слышалось ласковое сожаление.

            За воротами темная фигура Андрея Ивановича, отделившись от калитки, примкнула к нам, между тем как Автономов обогнал нас и пошел молча вперед.

            -- Вы бы до утра сидели, -- угрюмо сказал Андрей Иванович. -- А я тут дожидайся!

            -- Напрасно, -- ответил я холодно.

            -- Это как понимать? В каком смысле?

            -- Да просто: шли бы, если вам неприятно...

            -- Нет уж. Спасибо на добром слове, -- я товарища покидать не согласен. Лучше сам пострадаю, а товарища не оставлю... Этак же в третьем годе Иван Анисимович. Ничего да ничего, выпивал да выпивал в хорошей канпании...

            -- Ну и что же?

            -- Жилетку сняли, вот что!.. Денег три рубля двадцать... портмонет новый...

            -- Ежели вы это насчет нас с Геннадием намек имеете, -- заговорил Иван Иванович, торопясь и взволнованным голосом, -- то это довольно подло. Это что же-с?.. Ежели у вас сомнение, -- мы можем вперед или отстанем...

            -- Пожалуйста, не обращайте внимания, -- сказал я, желая успокоить беднягу.

            -- Что такое? -- спросил вдруг Автономов, остановившийся на дороге. -- Из-за чего разговор?

            -- Да вот они все... сомневаются. Господи помилуй! Неужто мы какие-нибудь, прости господи, разбойники.

            Геннадий вгляделся в темноте в лицо Андрея Ивановича.

            -- А! долговязый господин!.. Ну что ж! -- сказал он сухо.-- "Блажен, кто никому не верит и всех своим аршином мерит"... Дорога широкая...

            И он опять быстро пошел вперед, а за ним побежал трусцой маленький товарищ. Андрей Иванович несколько секунд стоял на месте, ошеломленный тем, что странник ответил ему в рифму. Он было двинулся вдогонку, но я остановил его за руку.

            -- Что

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту