Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

15

человек проводит время, а между тем настоящего дела не предпринимает, он, -- под видом базару, -- поехал в город, а в дому старушку-бабушку оставил, приказал строго-настрого с глаз не спускать. Автономов не у них, конечно, жил... На селе у просвирни... Ну в гости захаживал. Каждодневно... На бережку сиживали... И бабушка тут... Да где же, конечно, уследить... Молодежь... Только раз, видит мой Автономов, едут из города двое в телеге... и пьяные притом. Подъехали, глядь, а это дьячок да с братом с Автономовым старшим, с письмоводителем. Не успел он и оглянуться,-- уж они на него навалились, давай тузить. Понятное дело: брат обижается за побег из семинарии, дьячок -- за обманутие и бесчестие...

            Иван Иванович вздохнул.

            -- Еле жив тогда остался, говорит... Потому что ожесточившись и притом пьяные... Бросился к просвирне, схватил котомку, да в лес... С тех пор, говорит, и пошел странствовать... Ну, другой раз, действительно... иначе рассказывает...

            Он подошел ко мне и, приподнявшись на цыпочки, хотел сказать что-то особенно конфиденциальное... Но вдруг около нас, прямо из темноты, вынырнула фигура Андрея Ивановича. Он подошел быстро с нарочито зловещим видом.

            -- Подите-ка сюда. -- Он отвел меня в сторону и сказал тихо:

            -- Попали мы с вами в дело!

            -- Что такое?

            -- Автономов-то этот... Монах... На воровство, кажется, пошел... Будет нам в чужом пиру похмелье...

            -- Полноте, Андрей Иванович.

            -- Вот вам и полно. Слыхали вы, как он в селе допрашивал? У солдатки-то? Про дьячка-то? Дескать, дьячок дома ли, или уехал?

            -- Ну, помню.

            -- А где этот дьячок-то живет, помните?

            -- На погосте, кажется.

            -- Самый погост! -- сказал Андрей Иванович злорадно, махнув рукой вперед, в темноту.

            -- Ну, так что же?

            -- А то, что... Старуха, слыхали вы, одна осталась... А он уж тут, как тут... Ходит кругом двора, высматривает. Сами увидите... Вот вы на кого товарища давнего променять согласны... Кабы на мостике да не доска под ним скрипнула -- мы бы тогда и пошли дальше дорогой... А уж это я своротил... Пойдем, пойдем тихонько...

            Сзади кто-то жалобно кашлянул. Андрей Иванович оглянулся и сказал:

            -- Ну, иди и ты с нами, настоятельский послушник... Что с тобой делать. Полюбуйся на товарища...

            Пройдя через мостик, мы поднялись круто по дорожке и подошли к погосту. На пригорке из-за листвы ровно светил огонек... Я разглядел чуть белевшие стены небольшого домика, выдвинувшегося на край обрыва, и из-за его, крыши грузно вырезались темные очертания колокольни. Вправо, внизу, скорее можно было угадать, чем увидеть речку.

            -- Вот он, -- сказал Андрей Иванович. -- Видите? Невдалеке от нас, между палисадником и обрывом, около беседки, обвитой зеленью, мелькнула фигура. Человек точно прилипал и жался к забору, заглядывая через кусты. На фоне светлого окна, в глубине садика, я увидел острую мурмолку, вытянутую шею и характерный профиль Автономова. Свет рассыпался по листьям кустов и по цветам сирени. Подойдя несколько ближе, я разглядел в окне голову старухи, в чепце и роговых очках. Голова покачивалась, как у человека, работающего от бессонницы,

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту