Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

19

сколько их засело в этой темноте. С разных сторон, спереди, сзади, даже откуда-то снизу, они отвечали на тревогу стуком досок и трещоток. Из дальнего села или с погоста опять несся медленный звон. Невдалеке крикнула какая-то ночная птица.

            -- Пойдем,-- сказал Андрей Иванович, когда около мельницы все стихло...-- Вот из-за одного подлеца сколько тревоги народу.

            -- Что это случилось? -- спросил я.

            -- Спросите вот у него,-- со злостью сказал сапожник, указывая на Ивана Ивановича.

            -- Что же-с,-- грустно ответил странник.-- Конечно, озорство... Я этого не похвалю...

            -- Да в чем дело? Где Автономов?

            -- Вот он -- по-птичьи кричит, признак нам подает... Сюда, дескать, идите, милые мои товарищи... И как он, подлец, шлюзу успел открыть,-- я и не заметил. А вы тоже!.. Идете за ним да спите. Поспали бы еще... Выскочили бы мужики раньше,-- были бы у праздника. Н-ну! Догоню подлеца, уж вы и не заступайтесь. Наизнанку каналью выверну, ноги через глотку продену!..

            И он решительно двинулся вперед.

         

      VII

           

            Однако Андрей Иванович не привел в исполнение своих свирепых намерений, и через полчаса мы опять молча шагали по дороге... Солнце еще не всходило, но белые молочные тоны все больше просачивались сверху, сквозь облака, а внизу под нашими ногами на далекое расстояние волновался беловатый туман, покрывший обширную равнину. Из этого тумана вынырнула лошадиная морда, потом обозначилась телега с мешками, на которых спал мужик, и за ней другая, порожняя.

            -- Дядя, а дядя...-- сказал Андрей Иванович заднему мужику,-- не подвезешь ли нас?

            Мужик протер заспанные глаза и с удивлением оглядывал обступившую его компанию.

            -- Откеда бог несет?

            -- С богомолья.

            -- Ну, ну. Садитесь,-- да ведь недалече подвезу я, мы ближние.

            -- Не с мельницы ли?

            -- Они вот были на мельнице, а я, вишь, порожнем. Садитесь, что ли.

            Мы уселись по сторонам телеги, свесив ноги.

            -- А дозвольте спросить,-- сказал наш возница, нахлестав лошаденку,-- вы всю ночь, что ли, идете?

            -- Всю ночь.

            -- Ничего не слыхали ночью?

            -- Собаки что-то лаяли, да только далеко. А что?

            -- Так! На мельнице, слышь, затворы ночью подняло. Колеса чуть не поломало вовсе.

            -- Кто поднял?

            -- Понимай! Кто ночью-то у омутов озорует?.. У нас в деревнюшке по суседству, сказывают, на ночлег просился. Мужик выглянул, а он и говорит: шишига я, пусти.

            -- Бывает,-- сказал Автономов, давно сбросивший свои украшения...

            -- Никогда этого не бывает... Не поверю ни в жизнь... И тебе не приказываю верить,-- горячо и решительно сказал мужику Андрей Иванович...-- Обманывают вас, деревенских, прохвосты разные... Простота ваша...

            -- Бывают которые и в бога и во святых не верют,-- сказал Автономов в высшей степени поучительно и хладнокровно.

            Андрей Иванович скрипнул зубами и незаметно для мужика показал Автономову кулак.

         

      VIII

           

            Около полудня на такой же случайно встреченной под самым городом мужицкой телеге мы подъехали к моей квартире. Телега остановилась у ворот. Наша живописная компания обратила внимание

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту