Короленко Владимир Галактионович
(1896—1988)
Очерки
Публицистика

5

считал ее уже опрокинутой. Но на следующем валу она колыхнулась уже с поднятыми в уключинах веслами, точно птица с расправленными крыльями, готовая к полету.

            -- Прощай, барин Алымов, до увидания,-- весело крикнул лодочник и прибавил еще что-то, но слова уносило уже назад вместе с лодкой.

            -- Прощай, Михайла,-- ответил Алымов. Его выразительные глаза сверкали живым любопытством художника. Казалось, он старается запомнить этот сердито катящийся вал, освещенную огнями белую пену, лодку, наполовину повисшую в воздухе, лохматую, ничем не покрытую голову и широкую фигуру волгаря, уверенно взмахивающего веслами над темною глубью.

            -- Пожалуйте за билетами в кассу,-- сказал матрос, сдвигая борты.

            -- Я возьму всем? -- сказал Алымов тоном вопроса.

            -- Не надо,-- пробурчал Романыч, и они вдвоем отправились к кассе. Но, отойдя несколько шагов, Романыч вернулся и, остановившись около девушки, спросил, угрюмо потупясь и как-то вбок:

            -- Вам куда?

            Девушка, как мне показалось, сильно побледнела. Что она сказала, я не слышал.

         

      III

           

            Когда я взошел наверх и опять поместился у капитанской рубки, мимо нас огромный и весь в огнях, точно буря, несся "Коршун". Пока "Стрела" успела забрать полный ход, он вынесся вперед, и вскоре висевшая над его кормой, освещенная фонарем, лодка покачивалась иронически в воздухе, над клокотавшей пеной, в нескольких саженях перед нами. Впереди мелькали огоньки переката...

            -- Кончено,-- сказал капитан с унылой злостью.

            -- Да, теперича уж он выскочил, по всем пристаням дойдет обирать, а в Ставрополе у нас никак погрузка.

            -- Нанесло их, чертей,-- сказал капитан и запнулся. У самой рубки забелела фетровая шляпа Алымова. Он без церемоний открыл стеклянную дверь и вошел в рубку.

            -- Ругаетесь? -- сказал он беспечно.

            -- Не ругаемся,-- ответил капитан не особенно приветливо, но все-таки подвигаясь, чтобы дать подле себя место пришедшему.-- А что хорошего мало, это верно.

            -- А ловко мы вас взяли на абордаж,-- не правда ли?

            -- Мало ли что. Это ведь отчаянность,-- ответил капитан холодно и прибавил с внезапной злобой:

            -- Лодочника, подлеца, в каторгу мало! Ну, потопили бы вас, кто в ответе?

            Алымов звонко засмеялся.

            -- Капитан в ответе. А теперь, спрашивается, за что? Когда же я отмахиваюсь вон еще отколе. Можете вы это понимать?

            -- Право, могу,-- ответил Алымов смиренно.

            -- Плохо понимаете, видно... Вам вот все смех... К "Коршуну", небось, не пристали,-- прибавил он с такой горькой укоризной, что Алымов совсем откинулся, заливаясь своим красивым звенящим смехом. Повидимому, это неуместное веселье грозило окончательно испортить отношения, но беспечный художник внезапно остановился и сказал совершенно другим тоном:

            -- Правда, что вам от правления поднесен серебряный рупор?

            -- Правда,-- неохотно ответил капитан.

            -- Это вы в него так громко кричали? Чорт знает, точно из пушки.

            Капитан промолчал.

            -- Ну, не дуйтесь. Хотите, я завтра с вас портрет нарисую?..

            -- Ну-у? -- протянул капитан с оттенком радостного сомнения.

            -- Верно.

 

Фотогалерея

Korolenko 17
Korolenko 16
Korolenko 15
Korolenko 14
Korolenko 13

Статьи
















Читать также


Повести и Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Короленко?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту